amarok_man (amarok_man) wrote,
amarok_man
amarok_man

КВЖД. Боевое крещение советской бронетехники

1929 год. Уже восемнадцать лет в Китае шла гражданская война. Страна представляла собой лоскутное одеяло из территорий, над которыми абсолютно и безраздельно властвовали полевые командиры. Маньчжурией, например, много лет правил Чжан Цзолин. Но в июне 1928 года он погиб при взрыве поезда, и власть перешла к его сыну — Чжан Сюэляну, прозванному «молодым маршалом». Ему требовалось как можно быстрее завоевать авторитет и укрепить власть. Проще всего было сделать это за счёт слабых соседей.


Вот только враждовать с формальным правителем Китая Чан Кайши или с Японией Сюэляну не хотелось: слишком опасно, можно запросто лишиться и территорий, и жизни. И тогда «молодой маршал» обратил свой взор в сторону Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД). Ей совместно владели  СССР и Китай, а проходила дорога как раз по территории Маньчжурии, подвластной Сюэляну. Маршал решил: а почему бы не превратить чужое совместное предприятие в своё и единоличное?
Рейдерство по-маньчжурски.

В несколько приёмов были захвачены основные учреждения КВЖД, а советские служащие — арестованы. Затем с китайской стороны начались обстрелы территории уже непосредственно Советского Союза. Сюэляну «по наследству» от отца достались сотни тысяч бойцов, артиллерия, авиация и даже танки — лёгкие «Рено», закупленные во Франции. В Советском Союзе не без оснований опасались, что «молодой маршал» может напасть на дальневосточные регионы страны.
Ситуация требовала быстрого и жёсткого решения. Поэтому в СССР была создана особая Дальневосточная армия (ОДВА).
В ночь на 17 ноября началась Маньчжуро-Чжалайнорская операция — части ОДВА перешли границу с Китаем. Им предстояло, нанеся скоординированные удары с севера и востока, взять укреплённый район у станции Чжалайнор и окружить гарнизон крупного города, называвшегося так же, как и вся провинция: Маньчжурия.
Выполнить эту задачу было не так уж и просто. Китайские укрепления рассчитывались на попадания 152-мм снарядов, местами они были окружены колючей проволокой. По воспоминаниям ветеранов боёв на КВЖД, на опасных направлениях китайцы выкопали рвы шириной до 4 метров, установили минные поля и камнемётные фугасы. Девятитысячный гарнизон укреплённого района имел на вооружении 50 миномётов, столько же пулемётов, бомбомёты калибром до 150 мм и около 20 орудий калибра 77 мм.
Для советских войск это была первая крупномасштабная наступательная операция после окончания Гражданской войны.
«Малые сопровождения» вступают в бой.

Бронетехника под советскими знамёнами воевала и до КВЖД, но это были бронеавтомобили, доставшиеся ещё от царской России, а также достроенные бронетрактора Гулькевича, трофейные «Рено», «Уиппеты» и «ромбы», захваченные во время Гражданской войны. Прочее оружие было зачастую не лучше: командиры жаловались, что половина гранат не взрывается, а изношенные пулемёты отказывают после 5–6 очередей. Не хватало биноклей, часов, снаряжения, лошадей и людей.
Главным козырем Красной армии в битве под Чжалайнором должна была стать рота танков МС-1 (девять машин). Это были первые серийные машины, произведённые в Советском Союзе. Чтобы не утратить внезапность от их появления на поле боя, выдвижение боевых машин было строго секретным. О том, что танки будут поддерживать наступление, не знала даже советская пехота.
Операция началась. Передовые пехотинцы бесшумно сняли часовых, и войска пошли в атаку. Завязался бой с несколькими блиндажами у железной дороги. Засевшие в них китайцы сопротивлялись отчаянно, не испугавшись даже вида танков. Правда, построены блиндажи были скверно — с большими мёртвыми зонами, по которым можно было приблизиться, и вертикальными печными дымоходами, удобными для закидывания внутрь гранат. В результате так всё и получилось.
Несмотря на первые успехи и участие танков, с ходу прорвать основной укрепрайон не удалось. Танки МС-1 не могли преодолеть широкие окопы, их приходилось объезжать. Из-за того, что танкисты и пехотинцы совершенно не умели взаимодействовать на поле боя, танки, как написано в одном из отчётов, «разбрелись по полю и выпали из подчинения». И ещё одна цитата, которая относится к боям на КВЖД, но характерна для любой страны и любой эпохи: «Танки действовали решительно, жертвуя собой, но пехота поддерживала их слабо и активности не проявила».
17 ноября укрепрайон Чжалайнор взят не был, а наступление потеряло темп. Пришлось сделать паузу для отдыха пехоты и подхода артиллерии.
Работа над ошибками.

На следующий день, 18 ноября, танки действовали уже взводами по три машины и в тесном взаимодействии с пехотой. Не будь танков — неизвестно, смогли бы советские конные батареи безнаказанно подъезжать к китайским дотам на дистанцию менее полукилометра и расстреливать их амбразуры в упор, а пехота — закидывать укрепления гранатами. Отчаянное сопротивление китайцев вполне могло привести к затягиванию операции и большим жертвам, а при подходе резервов из Манчжурии — и к более тяжёлым последствиям.
Неприятным сюрпризом стало то, что советская артиллерия не смогла уничтожить китайские блиндажи и землянки, а также подавить батареи. Спасало состояние китайской армии, которое даже в одной из лучших бригад было типичным для гражданской войны. Китайские пушки имели гранаты сомнительного качества, стояли в окопах с ограниченным сектором обстрела, а тактика применения артиллерии была, по оценке советских специалистов, крайне примитивна. Каждый блиндаж сопротивлялся упорно, но самостоятельно, без взаимодействия между частями. Китайцы, хотя и дрались в начале боёв до последнего патрона, плохо стреляли из винтовок и пулемётов, мало применяли гранаты. Основные потери наступавшим причиняли бомбомёты.
В танковой роте за время боёв вышли из строя семь машин (все по техническим причинам, китайцы так и не смогли подбить ни одного танка). С поддержкой танков пехота наконец взяла укрепрайон и захватила богатейшие трофеи за всю операцию на КВЖД — одни только винтовки считали не штуками, а вагонами.
По итогам боёв танкисты высказали ряд пожеланий. Они хотели получить картечные снаряды для танковых орудий, радиостанции и ракеты для связи. В будущем танкисты хотели бы получить тяжёлые танки, специально предназначенные для взлома вражеских укреплений. При ведении танковой атаки было признано необходимым ставить дымовую завесу.
Возможная неудача СССР в стычке на КВЖД резко отразилась бы на его международном положении. Это было особенно критично в хаосе начинающейся Великой депрессии и грядущего передела мира. Однако, использовав всего одну танковую роту, причём не с самыми сильными и грозными машинами, Советский Союз вышел победителем в первой пробе своих сил на мировой арене. Пусть танки МС-1 не были самыми лучшими советскими танками — но они были первыми. И в боях на КВЖД они выполнили свою задачу полностью.

Автор текста — Евгений Белаш
Евгений Белаш — историк, автор книг и статей о Первой и Второй мировой войне. Наиболее известная работа — «Мифы Первой мировой». Автор книги "Танки межвоенного периода" об участии бронетехники в военных конфликтах 20-х - 30х годов прошлого века.
Источники:
Материалы Российского государственного военного архива (РГВА).
Федюнинский И. И. На Востоке. — М.: Воениздат, 1985.

http://worldoftanks.ru/ru/news/wot-assistant/history/kvzd_first_battle_of_soviet_tanks/

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%BE%D0%BD%D1%84%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D1%82_%D0%BD%D0%B0_%D0%9A%D0%B8%D1%82%D0%B0%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%BE-%D0%92%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%87%D0%BD%D0%BE%D0%B9_%D0%B6%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D0%B7%D0%BD%D0%BE%D0%B9_%D0%B4%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B3%D0%B5

Маньчжуро-Чжалайнорская операция.

Советское наступление было направлено на два укрепленных региона с центрами в Маньчжоули (Manzhouli) и Чжалайноре (Zhalainuoer). В этих районах китайцы прорыли многие километры противотанковых рвов и построили укрепления.
Наступление в ходе Мишаньфусской операции началось в ночь на 17 ноября. Мороз стоял около −20 °C. Чтобы обеспечить эффект внезапности, были предприняты все меры к должной маскировке. Оперативная группа под командованием Д. С. Фролова перешла государственную границу, преодолела вал Чингисхана и, пройдя незамеченной свыше 30 километров, захватила рудник Беляно в 8 км южнее города Маньчжурия, а затем перекрыла дороги и заняла господствующие высоты южнее и западнее города; одновременно с севера к городу подошла группа Стрельцова. Кольцо окружения замкнули подошедший с востока 106-й стрелковый полк и Бурятский кавалерийский дивизион. Вслед за этим шесть советских самолётов нанесли удар по военным объектам в городе (были разбиты казармы и выведена из строя радиостанция), а три самолёта сбросили бомбы на крепость Любенсянь, вызвав здесь пожары. Воспользовавшись замешательством противника, одна из стрелковых рот группы Стрельцова под прикрытием огня артиллерии и пулемётов ворвалась в китайские окопы на северной окраине города.
Поскольку советская кавалерия перерезала железную дорогу у Чжалайнора, китайские войска не могли ни отступить по ней, ни получить подкрепления.
В ночь с 17 на 18 ноября 1929 года противник предпринял попытку прорыва из города на юг, в результате Бурятский кавалерийский дивизион оставил высоту 444.88 и отступил к разъезду Абагайтуй. С целью исправить положение, командир 21-й стрелковой дивизии П. И. Ашахманов на 4 грузовиках спешно перебросил в район Беляно прибывшие из Читы подкрепления: одну роту 61-го Осинского стрелкового полка и команду пеших разведчиков, которые контратаковали и отбросили противника.
18 ноября, перейдя замерзшую реку Аргунь, наступление на Чжалайнор начала 5-я Кубанская кавалерийская бригада (командир — К. К. Рокоссовский), которая совместно с подразделениями 36-й Забайкальской стрелковой дивизии предотвратила вторую попытку прорыва гарнизона из окружения.

В этот же день, бойцы 35-й и 36-й стрелковых дивизий РККА при поддержке танков МС-1 сумели сломить сопротивление противника прежде, чем замеченные с воздуха подкрепления успели подойти. Город Чжалайнор был взят, несмотря на инженерные укрепления и ожесточённое сопротивление китайских войск.

Когда советские части вошли в Чжалайнор, город находился в состоянии хаоса. Все окна выбиты, на улицах — брошенное военное имущество.
19 ноября Красная армия повернула на Маньчжоули; китайские укрепления южнее и юго-западнее Чжалайнора были взяты через полтора часа.
Утром 20 ноября силы С. С. Вострецова окружили Маньчжоули и предъявили китайским властям ультиматум. В этот же день город был занят.
В боях за Чжалайнор и Маньчжоули РККА потеряла 123 военнослужащих убитыми и 605 ранеными. Китайские войска понесли значительные потери — около 1500 убитыми и свыше 8000 пленными, были разгромлены 15-я и 17-я смешанные бригады, трофеями советской армии стали артиллерийские орудия, два бронепоезда, большое количество военного имущества, вместе со штабом в плен сдались командующий Северо-Западным фронтом генерал Лян Чжу-цзян и около 250 офицеров Мукденской армии.

Хабаровский протокол.

19 ноября поверенный по иностранным делам Цай Юньшэн направил телеграмму представителю Наркоминдела в Хабаровске А. Симановскому о том, что два бывших сотрудника советского консульства в Харбине отправляются в сторону фронта Пограничная-Гродеково и просят, чтобы их встретили. 21 ноября двое русских — Кокорин, прикомандированный к немецкому консульству в Харбине с тем, чтобы помогать советским гражданам после разрыва дипломатических отношений с Китаем, и Нечаев, бывший переводчик КВЖД, — перешли на советскую сторону в районе станции Пограничная вместе с китайским полковником. Кокорин передал советским властям послание Цай Юньшэна, что тот уполномочен мукденским и нанкинским правительством приступить к немедленным мирным переговорам и просит СССР назначить официальное лицо для встречи с ним.
22 ноября Симановский передал им ответ советского правительства, и три посланника направились назад в Харбин. В ответной телеграмме было сказано, что СССР готов пойти на мирное урегулирование конфликта, но считает невозможным вступать в переговоры на прежних условиях, которые были оглашены через МИД Германии 29 августа, пока Китай не признает статус кво на КВЖД на основе Пекинского и Мукденского соглашений 1924 года, не восстановит в должности советского управляющего дорогой и не отпустит всех арестованных. Как только СССР получит подтверждение выполнения данных условий, все китайские заключенные, попавшие под арест в связи с конфликтом на КВЖД, также будут отпущены, а советская сторона примет участие в мирной конференции. Чжан Сюэлян выразил согласие — его ответ пришел в Наркоминдел 27 ноября. М. М. Литвинов ответил в тот же день и попросил Чжан Сюэляна направить своего представителя в Хабаровск.
3 декабря 1929 года Цай Юньшэн и Симановский подписали предварительное соглашение. 5 декабря Чжан Сюэлян телеграммой подтвердил согласие с его условиями. 13 декабря Цай Юньшэн прибыл в Хабаровск. Было объявлено, что полномочия Люй Чжунхуа как президента КВЖД прекращаются с 7 декабря. Симановский объявил, что советское правительство назначает генеральным управляющим дороги Ю. В. Рудого.
22 декабря был подписан Хабаровский протокол по которому КВЖД вновь признавалась совместным советско-китайским предприятием.

Tags: #20-е годы, #Дальний Восток, #Китай, #СССР
Subscribe
Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments