amarok_man (amarok_man) wrote,
amarok_man
amarok_man

"Интервенция: как "союзники" делили Россию"

Интервенция.  «Янки» на Дальнем Востоке.

Оригинал взят у irissann в Интервенция: как "союзники" делили Россию

"Во время иностранной интервенции 1918-1921 годов Россия была поделена на зоны влияния. Если бы планы интервентов осуществились, нашей страны в нынешних границах просто бы не было.
Начало интервенции
Сразу после «Декрета о мире» и перемирия Советской России с Германией на Восточном фронте, 3 декабря 1917 года США, Франция, Англия и союзные им страны приняли решение о разделе бывшей Российской империи на зоны интересов.

Речь шла об установлении связей с местными национальными правительствами и объявлении независимости Украины, Белоруссии, Кавказа, Польши, Финляндии и других стран Прибалтики, а также Дальнего Востока. Спустя месяц на специальной конвенции Англия и Франция разделили Россию на сферы вторжения.

Французская зона должна была состоять из Бессарабии, Украины и Крыма, а английская – из территорий казаков, Кавказа, Армении, Грузии и Курдистана. Американское правительство, оставаясь в тени, приняло доклад госсекретаря Лэнсинга о предоставления тайной поддержки британским и французским инициативам.

Как пишет историк Кирмель, в приложении к карте «Новой России», составленной государственным департаментом США, говорилось:

«Всю Россию следует разделить на большие естественные области, каждая со своей особой экономической жизнью. При этом ни одна область не должна быть достаточно самостоятельной, чтобы образовать сильное государство».

Угроза целостности России шла не только с Запада, но и с Востока. 26 февраля 1918 года союзный главнокомандующий маршал Фош заявил, что «Америка и Япония должны встретить Германию в Сибири – они имеют возможность это сделать». Это стало началом агитации за военную интервенцию Японии на Дальнем Востоке. Уже 5 марта газета Daily mail настаивала на необходимости приглашения Японии в Сибирь и создания «Азиатской России», в противовес Европейской, под властью Советов.

Разлад в лагере союзников
И все же долгое время войска союзников не решались вторгаться в Россию. Во-первых, неоконченная война с Германией создавала слишком большие риски для рассредоточения людским ресурсов. Во-вторых, октябрьский переворот и большевиков долгое время никто не воспринимал всерьез, ожидая, что последние падут после проигрыша Германии.

По словам американского историка Ричарда Пайпса, Ленин и его партия были неизвестными величинами, и никто не воспринял всерьез их утопические планы и заявления. Преобладающим, особенно после Брест-Литовска, было мнение, что большевики являются ставленниками Германии и исчезнут с политической арены одновременно с окончанием войны.

Поэтому, в конце 1917 – начале 1918 года, «союзники» придерживались осторожного курса и предпочитали, по большей части, держаться в стороне. Кроме того, долгое время среди стран Антанты не было единого мнения по поводу открытой интервенции. В частности, против нее выступал американский президент Вильсон, который считал первостепенным лишь образование независимых государств в пограничных районах России, а интервенцию рассматривал как излишнее вмешательство в дела другой страны.

Его ярыми оппонентами были Черчилль, который после принятия генеральным штабом главного командования армиями Антанты резолюции «О необходимости интервенции союзников в Россию» и оккупации Мурманска Британией, видел в ослабленной России, в частности, прекрасный рынок сбыта и дешевый источник сырья.

Это давало возможность свободно конкурировать с Германией, чья промышленность была лучше. За ввод войск и расчленение России активно выступали и многие американские политики. В частности, американский посол провоцировал своего президента заявлениями, что Белое движение теряет терпение, ожидая союзнической интервенции, и может договориться с Германией.

Надо сказать, Германия тоже не обещала долголетия своему новому союзнику. Немецкий посол Мирбах писал, что он не видит дальнейшего смысла поддержания большевиков: «Мы, безусловно, стоим у постели безнадежно больного человека. Большевизм скоро падет... В час падения большевиков германские войска должны быть готовы захватить обе столицы и приступить к формированию новой власти». Ядро прогерманского правительства, по мнению Мирбаха, должны были составить умеренные октябристы, кадеты и крупные предприниматели.

27 августа в Берлине были заключены новые договоры Германии с обессилевшей Россией. Согласно им, Советское правительство обязывалось сражаться против Антанты на европейской и северной части России. Германии передавался контроль над остатками Черноморского флота и портовым оборудованием на Черном море. Было также решено, что в случае, если Баку будет возвращен России, то треть добычи нефти пойдет Германии. Кроме того, к договору добавлялись секретные статьи, по которым советское правительство обещало вытеснить с территории страны войска Запада с помощью германских и финских войск. Договор от 27 августа стал последней каплей в отношениях Советской власти и Запада. Широкомасштабная интервенция началась.

Во имя демократии

Запад находил все новые и новые поводы для продолжения интервенции. Сначала это были лозунги Черчилля: «Во имя победы в этой великой войне». Потом они превратились в громкие призывы: «Во имя демократии», «помощи в восстановлении конституционного строя в России» и так далее. При этом союзники отнюдь не торопились оказывать активную помощь Белому движению и освобождать своего «близкого соседа» от «открыто признанных врагов», по словам Черчилля.
Как пишет историк Кимель, основная сложность состояла в том, что в результате установления плотных взаимоотношений между белыми правительствами и Антантой, сразу же стали видны различные цели белогвардейцев и европейских стран. Основным камнем преткновение было стремление царских генералов восстановить «Единую и неделимую Россию», в которой Запад, особенно Великобритания, видел потенциальную угрозу ее колониальным землям.

В отчете парламентского заседания английского парламента 8 и 17 ноября указано следующее мнение: «Целесообразность содействия адмиралу Колчаку и генералу Деникину является спорной, поскольку они «борются за Единую Россию»… Не мне указывать, соответствует ли этот лозунг политике Великобритании… Один из наших великих людей, лорд Биконсфильд, видел в огромной, могучей и великой России, катящейся подобно глетчеру по направлению к Персии, Афганистану и Индии, самую грозную опасность для Великобританской империи». «Политика двойных стандартов» союзников даже без донесений разведки не была секретом для белых генералов. По словам генерала-майора Батюшина, достаточно было лишь ежедневно читать иностранную прессу, чтобы понимать истинные цели Запада. Сам Деникин с возмущением вспоминал в своих дневниках: «Из Парижа нам писали часто: помощь союзников недостаточна потому, что борьба Юга и Востока непопулярна среди европейских демократий; что для приобретения их симпатий необходимо сказать два слова: Республика и Федерация. Этих слов мы не сказали».

Движение солидарности

Помимо бескомпромиссной позиции лидеров Белого движения в вопросах целостности России, интервенцию изрядно усложняло и движение солидарности в странах Антанты по отношению к Советской России. Рабочий класс сочувствовал Советам и их поддержка вылилась в массовые выступления на всей территории Европы с лозунгами: «Руки прочь от Советской России». Они отказывались снаряжать военные суда для интервенции, препятствовали работе фабрик, что в военных и послевоенных условиях грозило крупным экономическим кризисом, который поставил бы Англию в зависимость от США. Большую проблему представляли собой и солдатские бунты. В 1919 году под Тирасполем восстали 55-пехотный полк и французский флот на Черном море. Война в революционной стране грозилась перерасти в революцию в странах-интервентах.

Компромисс с большевиками
Завершение Первой мировой войны окончательно определили дальнейшую судьбу интервенции. По условиям Версальского мирного договора на границах РСФСР создавалось множество независимых политических образований: Украинская народная республика, Белоруссия, Польша, Литва, Латвия, Финляндия, Эстонская республика, что являлось первоначальной целью стран Антанты. Поэтому в январе 1919 года на Парижской мирной конференции было принято решение отказаться от дальнейшего вторжения на территорию России, ограничив свою помощь Белому движению лишь военными поставками. Последнее решение тоже не было щедрым даром. За вооружение приходилось расплачиваться золотым запасом и зерном, в результате чего страдали крестьяне и популярность движения за восстановления «прежней» России во главе с белыми генералами неуклонно падала.

На этом этапе «союзнических отношений» между белыми и Западом никакой помощи от последних, можно сказать, не было. Шла обычная торговля – продавали избытки оружия союзнических армий по невыгодным контрактам. И то в недостаточном количестве: Деникину, например, англичане поставили всего несколько десятков танков, хотя у них после Первой мировой на вооружении стояли тысячи.

Существует еще одна версия, что после окончания Первой мировой войны и создания так называемого «санитарного кордона» вокруг РСФСР, союзникам, вопреки своей неприязни новому советскому правительству, было проще найти язык именно с большевиками, которые готовы были идти на многие компромиссы. Кроме того, послевоенная экономика требовала восстановления прежних экономических связей с Россией во избежание крупных кризисов и социальной напряженности. Поэтому, несмотря на то, что последние военные формирования были вытеснены с территории СССР (на Дальнем Востоке) в 1925 году, фактически весь смысл интервенции для стран Антанты изжил себя после подписания Версальского договора. Что касается Белого движения, то находясь на окраинах бывшей империи, без помощи извне и поставок оружия, они были обречены.
Источник →
А теперь подробнее...
Осознав, что Российская империя разваливается, а захватившие власть большевики не настолько сильны, различные государства попытались поучаствовать в разделе «романовского наследства». Не исключением были и Соединенные Штаты Америки, выславшие свои войска в Россию.
6 марта 1918 г. в Мурманске высадился английский десант. В мае того же года в Поволжье, на Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке начался мятеж Чехословацкого корпуса, создавший благоприятную ситуацию для ликвидации большевицких органов власти и начала широкомасштабных вооружённых действий белых войск против большевиков.

Объясняя причины участия САСШ (Северо-Американских Штатов Америки) в интервенции на территории бывшей Российской империи американский Военный министр Ньютон Бейкер писал, что французские и английские представители долго уговаривали президента Вудро Вильсона пойти на такой шаг. В одном из частных писем Бейкер добавлял, что Вильсон пошел на отправку американского экспедиционного корпуса, поскольку президент слишком часто отказывал своим союзникам, и те стали считать его плохим партнером и тем более плохим союзником.


Президент Вудро Вильсон

Сам же Бейкер признавался, что его позиция по поводу участия США в интервенции на Дальнем Востоке была определена нежеланием японского усиления в регионе. В беседе с генералом Грейвсом он предупреждал о том, что «с каждым часом растут трудности, связанные с обеспечением вывода японцев из региона».

В начале лета 1918 года полковник Хаус в беседе с российским посланником Борисом Бахметьевым заявил, что в Россию будет направлена экспедиция, которую возглавит генерал Уильям С. Грейвс. По словам высокопоставленного американского офицера, данный акт был направлен на демонстрацию желания САСШ участвовать в защите данных территорий от Японии.

«Мы считаем, что, если мы не направим туда каких-нибудь войск, Японию ничто не сдержит. Мы принимаем близко к сердцу намерение Японии воспользоваться ситуацией - слабостью России, если нас там не будет. Этого допускать нельзя. Мы не можем с этим согласиться. Мы собираемся теперь заключить соглашение с Японией, в котором будет четко обозначена цель интервенции, Японии придется согласиться с нашими целями», - отметил Хаус.

Американские корабли на рейде Владивостока, 1918 г.

Уже 12 декабря 1917 года в бухте Золотой Рог появились японские военные корабли. Однако, десант в город высажен не был, так как американцы направили Токио решительный протест. А уже через несколько дней рядом с японскими кораблями встал на якорь и американский военный фрегат. С этого дня действия обеих сторон были под неослабным взаимным контролем.

6 июля 1918 года Вудро Вильсон издал меморандум, в котором обратился к правительству Японии с предложением о совместной интервенции на российском Дальнем Востоке под официальным предлогом оказания помощи чехословацкому корпусу, который находился на пути во Владивосток.

В этом документе Вильсон назвал Иркутск как предельный пункт продвижения японских войск в глубь Сибири и ограничил, к неудовольствию японцев, количественный состав участвующих в интервенции японских воинских частей 12 тыс.человек. 3 августа 12-я японская пехотная дивизия высадилась во Владивостоке.

5 августа президент Вильсон издал декларацию, в которой провозглашались цели американской интервенции. Начиналась она следующими словами:

«Военное вмешательство скорее принесет России вред, нежели помощь в ее тяжелом положении».

Свое решение об участии в интервенции, правительство США объяснило следующими мотивами:

1) желанием оказать содействие чехословакам, дабы обезопасить их от враждебных акций по отношению к ним со стороны интернированных на территории России австрийских и германских военнопленных;

2) желанием обеспечить сохранность на территории России складов с военным снаряжением, поступившим от союзников, в интересах будущей российской армии;

3) желанием помочь русским в тех пределах, которые будут сочтены ими приемлемыми, в организации их собственной самозащиты (подразумевалось, от Германии).


Высадка американских войск





Американский крейсер "Бруклин" во Владивостоке, 1918 г.



В августе 1918 г. во Владивостоке высадились прибывшие из Манилы два американских пехотных полка: 27-й (командир: полковник Г.Стайер; 1,5 человек) и 31-й (командир: полковник Дж. Уиьямс, которого впоследствии сменил полковник Ф.Багби; 1,4 тыс. человек). Эти части составили Американские Сибирские экспедиционные силы под командованием генерал-майора У. Грэйвса со штабом во Владивостоке.  Кроме упомянутых полков в состав экспедиционных сил вошли около 5 тыс. солдат из 8-й пехотной дивизии.


Американские солдаты

Всего в Сибири находилось 9014 американских военнослужащих, в том числе 3012 человек из 27-го и 31-го полков и 5002 человека из 8-й пехотной дивизии.


Война, войной, а обед по расписанию

К ноябрю 1918 года самым многочисленным соединением оккупационной армии в Сибири был японский контингент (всего около 73 тыс.человек). Вторыми по численности были американцы. Значительно уступали американцам по численности англичане (2500 чел.), но именно они отличались особой активностью в продвижении на запад, проникнув до Омска и даже до Челябинска. Кроме того, в Сибири было полторы тысячи итальянцев и тысяча французов. Мятежных чехословаков на территории России насчитывалось порядка 60 тыс.человек.



Весной 1919 года задачи американских войск изменились. В апреле они вошли в межсоюзническое соглашение о железной дороге, по которому взяли на себя охрану транссибирской магистрали на трех участках: к северу от Спасска, у озера Ханка; прямо к северу от Владивостока; а также прибайкальский регион к западу от Верхнеудинска (ныне Улан-Удэ). Для этих целей в  Хабаровске дислоцировалась бригада полковника Мура, а в Верхнеудинске, на охране Забайкальской железной дороги дислоцировалось два батальона 27-го пехотного полка под командованием полковника Ч. Морроу.











Американские войска имели на вооружении трехлинейные винтовки Винчестера и Спрингфилда обр. 1903 г., 7,62-мм винтовки Мосина-Нагана обр. 1891 г. американского производства, 11,4-мм пистолеты Кольта и револьверы Уэлби 6-й модели, 7,62-мм станковые пулеметы Кольта и Виккерса, 7,71-мм британские ручные пулеметы Льюиса. Войска, направляемые в Россию, были снабжены теплым обмундированием: британскими меховыми шапками, рукавицами, шубами, утепленными кожаными жилетами.

Английский исследователь Дж. Брэдли писал о разочаровании французов и англичан поведением американцев на Дальнем Востоке: «Они высадились на берег и сохраняли пассивность во Владивостоке до получения новых инструкций. В силу каких-то причин такие инструкции вовсе не поступали, и американцы бездействовали во Владивостоке на протяжении всего периода Гражданской войны в Сибири. Лишь несколько небольших подразделений покидали город; американская интервенция заключалась в основном во вмешательстве в экономические вопросы".


Американский солдат


Американский капитан

"Мне всегда трудно было понять, - писал позднее генерал Грейвс, - почему Соединенные Штаты согласились с желанием Англии, Франции и Японии, чтобы войска Соединенных Штатов были направлены в Сибирь". Посол Бахметьев вскоре назовет американского командующего "радикальным идеалистом, полностью подпавшим там (в Сибири) под влияние пробольшевистских элементов". Личность Грейвса и его поведение вызывали нескрываемое недовольство союзников и всех без исключения представителей «белого движения» на Дальнем Востоке.



Сам американский генерал вспоминал, что представители Англии, Франции и Японии "не только не отрицали, но даже хвастали своими усилиями, направленными на уничтожение, большевизма. На этих союзных конференциях вскоре стало очевидным, что для них я был загадкой, и при возникновении разногласий их стрелы в основном направлялись в меня. В наших политических линиях имелись основательные различия, которые никогда нельзя было примирить, пока оставались неизменными данные мне инструкции. Англия, Франция и Япония всегда имели своей целью нанесение любого возможного ущерба большевикам, тогда как я старался не враждовать ни с одной из русских группировок. Хорошо известно, что британские и французские представители постоянно пытались добиться моего отстранения от командования по той причине, что я выполнял приказы правительства США, а не пожелания (английского) генерала Нокса".



Грейвс признавал, что критика в его адрес высказывалась и американской прессой, выражавшей недовольство тем, что американские войска не воевали с большевиками, а "местная (дальневосточная) проколчаковская печать утверждала, что я защищаю большевиков". "Япония и казачьи лидеры, - писал он, - постоянно пытаются убедить всех в том, что большая часть их неприятностей вызвана нахождением в Сибири Вооруженных сил Соединенных Штатов".


Некий "чемпионат" по бейсболу на Дальнем Востоке

Агентура Колчака докладывала адмиралу из Владивостока 12 декабря 1919 г., что солдаты Американского экспедиционного корпуса в Сибири, то есть войска под командованием У.Грейвса, были «заражены большевизмом», и что большинство из них являлись "евреями из нью-йоркского Ист-сайда, постоянно призывающими к бунту".


Японские войска

С начала 1919 года началась прямая конфронтация между Грейвсом и японскими представителями. 19 сентября 1919 г. офицер американской разведки подполковник Р.Л.Эйкелбергер направил директору военной разведки в Вашингтон доклад об антиамериканской пропаганде в Сибири, осуществляемой японцами. В этом докладе утверждалось, что "на протяжении уже некоторого времени в Сибири и в Японии ведется активная антиамериканская пропаганда... В выходящих во Владивостоке газетах "Голос Приморья" и "Дальний Восток", которые, по общему убеждению, субсидируются японцами, постоянно появляются статьи, восхваляющие японцев и обвиняющие американцев во всякого рода недостойных поступках, и особенно в пробольшевистских симпатиях. Порой в этих статьях приводятся имевшие в действительности место ситуации, вокруг которых наворачиваются всякого рода лживые утверждения, в других случаях эти лживые утверждения не имеют под собой никаких оснований. ... Причина нашей непопулярности заключается в том, что реакционные силы хотят добиться активной поддержки со стороны союзных войск. ... Я считаю, они надеются, что такая пропаганда приведет к выводу Американского экспедиционного корпуса из Сибири, в результате чего здесь останутся только японские войска, которые будут помогать русским бороться с так называемыми большевиками. ... Время от времени на генерала Грейвса оказывается сильное давление, особенно со стороны японцев, чтобы его политика стала предусматривать вмешательство во внутренние дела России."


Американские офицеры

Позиция Грейвса входила в противоречие и с политикой американского Государственного департамента, настроенного на более решительную поддержку белого движения и, в частности, адмирала Колчака. Посол США в Токио Роланд Моррис, по указанию из Вашингтона, предпринял поездку в Омск для встречи с "Верховным правителем", и по дороге имел неприятный разговор с генералом: "Здесь командует Государственный департамент, а не Военное министерство", - заявил Моррис в ответ на аргумент Грейвса, что он не получал от военного министра приказа вмешиваться в российскую смуту. - "Государственный департамент мной не командует" - парировал генерал.

Грейвс не питал особых чувств ко всему белому движению. "Генерал неуклонно отказывался признавать Калмыкова, поскольку тот неоднократно нарушал данное им слово и совершил по имя военной необходимости множество незаконных актов и зверств по отношению к людям, проживавшим на контролируемой им территории", - писал капитан экспедиционного корпуса У.Барретт о Грейвсе.


Атаман Семенов и У.Грэйвс

Американцам была известна во всех подробностях информация о зверствах, совершаемых атаманом - Семёновым, который, судя по дневниковым записям Барретта, совершал нападения и на чехословаков, и на американцев, в частности, в районе Верхнеудинска.

Большевистские агенты сообщали в Москву о том, что "в ответ на покушение (на атамана Семенова в иркутском цирке - а.) 50 рабочих ж.д.мастерских были расстреляны. Остальных перепороли так, что их пришлось положить в больницу. После этого издевательства американцы взяли рабочих под свою охрану".

Штаб Грэйвса с офицерами атамана Семенова

Грейвс не скрывал своего крайне отрицательного отношения к атаману Семенову, считая его "убийцей, грабителем и самым презренным негодяем", который "не продержался бы в Сибири и недели, если бы не протекция Японии". Позднее, уже находясь в Соединенных Штатах, генерал приложил немало усилий, чтобы засадить в тюрьму эмигрировавшего в Америку Семенова, но тот вскоре был освобожден и сразу же уехал в Канаду.

Подполковник Эйкелбергер докладывал в Вашингтон: "... Средний американский гражданин, если бы ему предложили выбрать, кого поддерживать - дальневосточную разновидность антиколчаковских войск или войска дальневосточного представителя адмирала Колчака атамана Калмыкова, без доли сомнения отдал бы предпочтение антиколчаковской группировке. Отношение наших офицеров и солдат к местным большевикам сводится к следующему: они готовы сражаться с ними в случае необходимости, но не питают к ним особой ненависти. Однако, если бы им приказали сражаться с казаками Калмыкова, то, по-моему, наши люди выступили бы с величайшей готовностью и с весьма резким отношением к войскам противника".



Американские солдаты на Дальнем Востоке

Отношения между Американским экспедиционным корпусом и казаками Семенова и Калмыкова накалились до предела, когда генерал Грейвс отказался предоставить армии Колчака 100 тысяч винтовок, заказанных адмиралом, поскольку опасался, что оружие попадет в руки  казаков и будет использовано против американцев. Грейвс заявил, что оружие может попасть "к самым худшим преступникам в Сибири". Посол Моррис на этот раз поддержал Грейвса в его решении.

Омское правительство, однако, крайне нуждалось в вооружении, оно обратилось напрямую в госдеп и к английским представителям, и, по приказанию Военного министерства, Грейвс согласился поставить винтовки напрямую в Омск, минуя зону, контролировавшуюся "колчаковскими" казаками.



Первый эшелон с оружием и амуницией благополучно прошел до Иркутска, но когда 24 октября второй эшелон достиг Читы, его остановил атаман Семенов и потребовал выдать ему 15 тысяч винтовок. Лейтенант Райан, командовавший охраной поезда из 50 американцев, отказался уступить ультиматуму Семенова. Грейвс прислал телеграмму, приказывавшую не отдавать казакам ни одной единицы оружия. Расчет американцев, что Семенов не совершит атаки на эшелон в зоне ответственности покровительствовавших ему японцев, оказался верен: через сорок часов поезд двинулся дальше.


Транспортировка погибших на Дальнем Востоке американцев

После краха Сибирского правительства нахождение американских экспедиционных сил на Дальнем Востоке стало бессмысленным. В январе-марте 1920 г. генерал Грейвс, стремясь избежать потерь, а также в связи с осложнением отношений с атаманом Г.М. Семеновым и японскими экспедиционными войсками, по согласованию с правительство США эвакуировал американские части. Последние члены Американского экспедиционного корпуса, сам Грейвс и его штаб покинули Владивосток 23 апреля 1920 года. Потери американского Сибирского экспедиционного корпуса составили 170 человек убитыми и умершими от ран и болезней и 52 человека раненных."
(с)

Tags: #Россия, #США, #гражданская война, #интервенты
Subscribe
Buy for 30 tokens
Let us flee! - Давай сбежим! Let us fly! - Давай улетим! “A fly and a flea in a flue Were wondering just what to do. Said the fly, ‘Let us flee,’ Said the flea, ‘Let us fly.’ So they flew through a flaw in the flue.” Муха и блоха…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments