amarok_man (amarok_man) wrote,
amarok_man
amarok_man

Category:

В погожий день по центру города (Дом на Набережной и парк Музеон)

Оригинал взят у botsman_m в
Благодаря одноименной книге Юрия Трифонова, этот дом знают во всей стране

11 марта 1918 года Советское правительство во главе с Лениным переехало из Петрограда в Москву. Москва стала столицей Советской республики. После перевода в столицу госаппарата количество служащих в Москве увеличилось почти в 2 раза (до 281 тысячи).

Ответственных работников расселяли в так называемых Домах Советов (ДС). Это были бывшие гостиницы "Националь" (1-й ДС), "Метрополь" (2-й ДС), "Петергоф" на углу Воздвиженки и Моховой (4-й ДС), дома графа Шереметева (ул. Грановского, д. 3, 5-й ДС), князя Куракина на углу Ленивки и набережной Москвы-реки (6-й ДС), по два дома на Знаменке, на Неглинной и на Пречистенском бульваре и около двадцати зданий в Кремле.


В домах Советов были все удобства: номера были хорошо обставлены, снабжены столовым и постельным бельем, посудой. Было центральное отопление, электрическое освещение, лифт, ванны с горячей водой, прачечные, кое-где и детские ясли. Средняя жилая площадь на человека в 17 -18 квадратных аршин тут была выше установленной правительственным декретом от 5 мая 1920 г. в 16 кв. аршин, т.е. 8,06 кв. м. Из Советских Энциклопедий: в 1926 г. в среднем на москвича приходится 5,7 кв. м; в 1930 г. эта величина уменьшается до 4,5 кв. м.

Но партийно-государственной элите тоже не хватает квадратных метров. К 1926 г. 5191 человек живут в Домах Советов в городе и 1257 человек в Кремле. На очереди еще 1417 человек, а свободных комнат - 29. Выход видели в выселении не имеющих отношения к системе жильцов, в надстройке одного из домов Советов, в построении деревянных домов на окраинах города.

Моссовет в конце 20-х годов сообщал в ЦИК Союза о резком недостатке больших благоустроенных гостиниц, таких, как "Националь" и "Метрополь". "Интурист" ожидал в 1930 г. приезда в страну 10 000 иностранцев, - в 3,5 раза больше, чем в 1929 г.

Выход был единственный - строить жилье для членов Правительства, ЦК партии, ЦКК, Общества старых большевиков и других категорий ответственных работников. К 1926 году по предложению председателя Совнаркома Алексея Ивановича Рыкова была образована комиссия по постройке дома. 20 января 1927 года она решила:
строить дом ЦИК и СНК СССР в районе между Никитскими воротами и Кудринской площадью, на 200 квартир, в 7 этажей, квартиры 3-х и 5-и комнатные, дом с разными по количеству комнат квартирами разделить по флигелям. В доме должны быть все удобства. Постройку дома поручить Стройдомбюро под ответственность зам. пред. ОГПУ Г.Ягоды. Стоимость постройки определить в 3 млн рублей. Сроком окончания постройки определить осень 1928 года. Поручить архитектор Иофану 1 марта 1927 года представить соответствующие проекты.

Вскоре планы меняются. 15 февраля 1927 года новое решение:
строить дом в районе: Ст. Ваганьковский пер., 8, Воздвиженка, 3, Моховая, 5 (не трогая здания старого архива); на 400 квартир, в 7 этажей, квартиры 3-х, 4-х и 5-и комнатные; в доме должны быть все удобства. 1-й этаж - под магазины; в доме - клуб, столовая, прачечная (в апреле месяце уже решено в 1-ом этаже поместить клуб им. Рыкова, располагавшийся в гостинице "Метрополь"). Постройку дома поручить Стройдомбюро под ответственность Ягоды. Стоимость постройки - от 6 до 7 млн рублей. Ассигнования на строительство должны поступить из резервных фондов СНК Союза и ЦИК СССР, ВЦИК и СНК РСФСР (две последние организации - законодательный и исполнительный органы России). Квартиры распределять между участниками постройки, которые должны предоставлять их своим номенклатурным работникам. Все "пайщики" обязаны предоставить часть площади старым большевикам (которые к этому времени из-за преклонного возраста не занимали номенклатурных должностей). Сроком окончания постройки определить осень 1928 года. Поручить Иофану к началу апреля представить окончательные чертежи, планы и сметы постройки.

И, наконец, 24 июня 1927 года комиссия принимает окончательное решение - местом постройки "дома для ответственных работников ЦИК и СНК Союза ССР, ВЦИК и СНК РСФСР" определить участок на правом берегу р. Москвы, на "Болоте". На строительство предполагается затратить 6,5 млн рублей. Иофану предлагается немедленно приступить к нивелировке участка, исследованию грунта и другим предварительным работам.

В середине декабря 1927 года проект постройки рассматривался и был одобрен в Замоскворецком Райсовете. Комиссия для руководства и наблюдения за работами по постройке дома (все та же) - официально, постановлением Правительства - "образовывается" только 17 февраля 1928 года.

А в это время - в начале февраля 1928 года - на месте бывшего Винно-Соляного двора, по Всехсвятской ул. и Берсеневской набережной вовсю ведутся работы. Находившиеся здесь старые строения почти все снесены. Губсуд с Берсеневской, 24 должен переехать в предоставляемое Моссоветом помещение. Еще год назад Иофан просил передать на строительство дома технику с Волховстроя. Выписывается, начиная с 1927 г., техника и из-за границы (механические подъемники, транспортеры песка и пр.).

В июле в прессе появилась статья, в которой говорилось, что проект был утвержден помимо открытого конкурса, недопустимым келейным путем. Автор, подписавшийся "Строитель", называл и стоимость постройки - 14 млн рублей. На это Иофан ответил, что проект несколько месяцев обсуждался высокоавторитетной Экспертной комиссией, ее выводы поступили на окончательное утверждение Правительственной комиссии по постройке дома. С марта 1928 г. в течение месяца составленный архитекторами Б.М. и Д.М. Иофанами проект обсуждался в технических совещаниях при Управлении Московского Губернского инженера, и 29 апреля 1928 г. было выдано разрешение на производство строительных работ.

Были утверждены календарные планы. Работы поручены Госпромстрою. Постройка рассчитана на три строительных сезона. Объем работ в 1928 году включает устройство фундамента и возведение около половины всего здания по высоте. Из-за слабости верхних слоев грунта ("Болото"!) было спроектировано искусственное основание на более чем 3 тысячах железобетонных сваях, на этих сваях должна лечь под фундамент бетонная подушка в 1 метр толщиной.

Планируется, что здание будет состоять из 4-х частей: жилой части (корпуса 1-7), клуба без сцены на 1000 человек (корпус 8) , универмага (корпус 9) и кинотеатра на 1500 человек (корпус 10). Общая кубатура сооружения 400 тыс. кв. м (из БСЭ - в Москве в 1928 г. построено 432 тыс. кв. м жилья, в 1920 г. - 500 тысяч).

В десятиэтажном доме планировалось 440 квартир, с общей лестницей с пассажирским лифтом на 2 квартиры. В каждой квартире - телефон; кухня с газовой плитой и холодным шкафом; круглосуточная подача горячей воды; передняя комната-прихожая, соединенная застекленной раздвигающейся перегородкой с отдельным светлым помещением, - из них легко образуется холл. Во дворе предусмотрено устройство для снеготаяния, в подвальных печах - для сжигания мусора.

По представленному календарному плану работы (забивка свай) начинались 1 июля 1928 г. со стороны Обводного канала, на месте будущих корпусов 5,7 и 8. Затем переходили к корпусам 9 и 6, далее - к 1, 2 и 4, наконец, в сентябре - к корпусам 3 и 8. Окончательные (отделочные) работы в корпусах 5 - 7, 9, 10 и прачечной планировалось закончить в конце 1929 года (в кинотеатре даже к октябрю), в корпусах 1 - 4 и 8 - в конце 1930 г.

В мае 1929 года было возведено два этажа корпусов 2 и 3, два с половиной - 1-го и по три этажа корпусов 4-7. Заканчивалась кирпичная кладка 1-го этажа кинотеатра, готов подвал универмага, делается подушка под фундамент клуба.

Планы на протяжении строительства менялись. Так, в ноябре 1929 г. комиссия одобрила планы Иофана "расширить вместимость зала под кино до 2000 человек" и использовать верхнюю часть дома для оборудования дополнительного числа квартир. Получилось 505 квартир вместо утвержденных 440. Предлагалось перевести в другое место Болотный рынок, привести в порядок набережную, окончить строительство дома к 7 ноября 1930 года. 6 марта 1930 года рассматривается проект сцены театра при клубе.

Осенью 1928 года планировали разместить над двумя этажами магазинов в третьем - детский сад, а в 1-м этаже среднего двора - ясли, "с отдельным выходом в сад на южную сторону". А весной 1930 года Замоскворецкий райком партии поддерживает ходатайство Иофана о сносе церкви Николая-чудотворца для возведения на месте строений 20 и 22 по Берсеневской набережной детских сада и яслей. Письма с протестами по этому поводу от реставрационных мастерских и Института культуры, располагавшихся на Берсеневке, направляются в разные правительственные инстанции в 1930-32 гг., пока окончательно не решили водить "правительственных" детей в деткомбинат 2-го Дома Советов - 16.3.1932 г. 2-й Дом решено было строить по другую сторону Всехсвятской улицы. А к концу 1932 г. родилась идея строить и 3-й Дом Советов в Зарядье. Она не осуществилась, а строительство второго ДС было ликвидировано в 1936 г. В 1938 г. на улице Серафимовича (так назвали Всехсвятскую в 1933 году) и Софийской набережной, на месте домов 6-10, решили строить "вторую очередь" дома № 2, - но почему-то не построили.

К 8 февраля 1930 года первый корпус поднялся на 6 этажей по набережной, вдоль улицы возводился 7-й этаж, а наружные стены поднялись уже на 11 этажей. Обшивка из утепленного теса - тепляк - заключала в себя возводимые строения. Отепление производилось печами в 1-м этаже у лестничной клетки, теплый воздух поднимался вверх по шахте. В тепляке возник пожар. 1-й корпус был сильно поврежден.

21 апреля 1930 г. комитет по постройке дома, отмечая отставание от календарного плана, предлагает перебросить на стройку 200-300 рабочих-штукатуров с других строек, по возможности перейти на работу в 2-3 смены. Комитет проявляет заботу о рабочих (предлагает предоставить обмундирование, спецодежду, обеспечить жильем в бараках и пр.), чтоб не было утечки рабочей силы со стройки. Также одобрили предложение Иофана обставить квартиры унифицированной мебелью (эскизы мебели также разработал Борис Иофан), а для 5-комнатных квартир заказать стандартные установки для книжных полок.

9 сентября 1930 года Комитет постановляет: с других построек перебросить на строительство Дома до 850 квалифицированных рабочих и направлять сюда рабочих с Биржи труда в первую очередь. Комитет считает "абсолютно необходимым как по политическим, так и экономическим соображениям окончание постройки дома к 1 ноября 1930 года".

Все это требовало очень больших расходов. Строительство оказалось очень дорогим: вместо запланированных 14-15 млн. рублей общая стоимость 25.11.30 г. устанавливалась в 24 млн. рублей, а 1 января 1932 года требовалось еще около 4-х миллионов.
Закончить постройку к 1 ноября 1930 года все же не смогли. В ноябре 1930 г. Госпромстрой обязывают ускорить работу, чтобы передать дом в эксплуатацию к 1 мая 1931 года. В феврале 1931 года была сдана 1-я очередь дома - жилые корпуса 4-7, кинотеатр и универмаг (вместо конца 1929 года). Вскоре въезжают первые жители. Въезжали в просторные квартиры с газом и горячей водой. В основном квартиры были четырех- и трехкомнатные, самые большие были расположены в смотрящих на реку подъездах - 1-м и 12-м. В комплекс дома входили, кроме 505-и квартир, продовольственный и промтоварный магазины, прачечная, парикмахерская, столовая, поликлиника, детский сад, почта, телеграф, сберкасса, спортзал, кинотеатр "Ударник", клуб (сначала им. Рыкова, быстро переименованный в клуб им. Калинина, затем с 1935 года превратившийся в детский театр, в 40-е годы в клуб Совета Министров, в начале 60-х отдан Министерству культуры, и сейчас - это театр Эстрады).

Позже сдавались корпуса ближайшего к Москве-реке двора. По рассказу И.А. Серебровской, в 1-м подъезде в начале декабря 1931 г. еще не работал лифт. 15 февраля 1932 года подписан (с указанием недоделок) акт о приемке клуба и универмага. Столовая начала работать с 10 августа 1932 года. Срок окончания организации хозяйства дома был намечен на 1 июля 1932 г., фактически же последнее помещение - Нового театра - было сдано в эксплуатацию 16 ноября 1932 г. К 1933 году еще не были оборудованы дворы, тротуары, набережная. Так что у разных частей дома были и разные "дни" и даже "годы рождения".

Как уже говорилось выше, первые сданные строителями подъезды заселялись весной 1931 года. Ближайшему к "Ударнику" подъезду был дан номер "25", квартире на последнем этаже - № 505. Последние (но "первые" по нумерации) подъезды заселялись в конце 1931 и даже в начале 1932 годов. В доме построили 24 подъезда, отсутствует 11-й подъезд (не 13-й!). Когда в 1928 году принималось решение о строительстве дома, существовало постановление Моссовета, запрещающее строительство в Москве домов выше 6-7 этажей (чтобы в случае пожара люди спокойно могли спуститься вниз). Возможно, в строящемся на Всехсвятской улице 10-этажном доме 11-й и 12-й подъезды, как привилегированные, должны были иметь не по 2 квартиры на каждом этаже, как в остальных подъездах, а только по одной. В 1930 г. произошел пожар на строительстве, горел первый корпус. Торопились, не укладывались в назначенные сроки. Тогда, очевидно, и было решено поделить площадь квартир 11-го подъезда между соседними 10-м и 12-м, сделав всюду по 2 квартиры на этаже. А количество построенных квартир равнялось запланированному - 505. Таково одно из объяснений загадочного отсутствия 11-го подъезда.
В 1930 г. комендантом дома назначен Мохов. С марта 1931 г. зачислены в штат первые вахтеры (среди них Жертунов, Золотков, Московкин, Пальчев, Пронин и другие, их помнят старожилы дома). На 1 ноября 1932 года в доме проживало 2 745 человек: 838 мужчин, 1311 женщин и 596 детей.

Серая громада на берегу Москвы-реки стала символом советской эпохи со всеми ее достижениями и кровавыми потерями. Официальное на-звание дома было "1-й Дом советов ЦИК и СНК". Потом он становился 2-м, снова 1-м, переходил из управления ЦИКа в СНК, а в народе его неизменно именовали "Домом Правительства". После публикации в 1976 году повести Юрия Трифонова (он жил в этом доме с 1931 г. до ноября 1939 г.) дом получил новое имя - его стали называть "Домом на набережной".

Когда то очень давно, попасть в этот двор было абсолютно невозможно, а лично для меня это была своего рода несбыточная мечта



Справа виден уголок театра Эстрады, а слева находится музей Дома на набережной. К огромному сожалению, фотографировать в нем нельзя, причем ни за какие коврижки. Точнее сказать, фотосъемку в музее можно производить только по предварительному согласованию с директором музея и только для "частного" просмотра. И это не смотря на то что музей является Государственным учреждением культуры (ГУК). Я было попробовал договориться о фотосъемке, но сотрудники музея были непреклонны.

А вот эта "стекляшка" на крыше не что иное как бывшие ясли и детский сад



После окончания интереснейшей экскурсии по музею, желающие пошли прогуляться по дворам этого дома

Как я уже написал выше, дом постоянно снабжался горячей водой. Это достигалось за счет того, что позади него была расположена ГЭС № 2 Мосэнерго.





А затем вернувшись вновь на Патриарший мост, я решал прогуляться до парка Музеон

Вид с Патриаршего моста на Храм Христа Спасителя



ГЭС № 2



Якиманская набережная. Здание городской усадьбы XIX века



А это здание Голутвинской мануфактуры



С другой стороны моста видны корпуса Дома на Набережной, кинотеатр "Ударник" и здание ГЭС № 2



К слову сказать, крыша "Ударника" раздвижная, но раздвигалась она всего лишь один раз. Из-за того, что все строилось в спешке, после того как крышу раздвинули, обратно ее сдвинуть не смогли. В конце-концов с большим трудом это удалось сделать. Больше таких экспериментов с крышей не проводили. Эта история очень похожа на историю с выдвижным шпилем на здании Северного речного вокзала в Москве. Из-за перекоса направляющих, шпиль может быть только либо постоянно выдвинут, либо задвинут (как сейчас).

Закат в Москве. Вид на бывшую водно-спортивную базу "Стрелка" и "творение" Церетели



Церковь Николая Чудотворца, что в Голутвине



Якиманская набережная



Ну а теперь фотографии из парка Музеон



Сергей Есенин под березами.



Строительница, но стоит почему то позади точки общепита, закрытой на зиму



Память о двух Великих империях: Российской Империи и Советском Союзе



"Дорогой Леонид Ильич"





Творение скульптора Евгения Вучетича - "Железный Феликс"



Яков Михайлович Свердлов. Раньше памятник стоял у вестибюля станции метро "Площадь Свердлова" и "Площадь Революции"



Памятник Сталину и композиция Евгения Чубарова из 283 каменных голов



Бюст Ленина из черного гранита работы скульптора Меркурова, автора знаменитой скульптуры Ленина в Дубне



Скульптура Ленина. Даже и не знаю как его назвать... Этот Ленин больше больше всего, на мой взгляд, похож на старого узбека



Еще один Ленин неизвестного автора на фоне двух кубов с барельефом Ленина же



А это Ленин в молодости



Памятник Алексею Максимовичу Горькому с площади Тверской заставы. Здесь он "прописан" временно, до окончания строительства транспортной развязки на Тверской площади перед Белорусским вокзалом.



Ну и раз уж речь зашла о творческих людях, то не могу не показать памятник Лермонтову



А совсем недалеко от него, под березами встала императрица Екатерина



Но с наступлением сумерек, морозец уже начал подгонять меня к теплому метро, а потому несколько фотографий, сделанных по дороге.

Долго я ломал голову, пытаясь понять: что бы это значило?





Оказалось, что это был Георгий Победоносец. Очень захотелось узнать, на какой траве сидит автор сего "шедевра"?

А это уменьшенная копия монумента "Стоявшим насмерть!" с Мамаева кургана



Об этом монументе я уже писал в своем рассказе о посещении города-героя Волгограда в сентябре 2012 года.

На этом моя прогулка закончилась. Практически рысцой я помчался в сторону метро, чтобы малость согреться.

оригинал взят с блога : http://durasik.livejournal.com/1240434.html

</div>

Tags: #30-е годы, #Москва, #интересное, #сталинское время
Subscribe

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments