amarok_man (amarok_man) wrote,
amarok_man
amarok_man

О борьбе с бандитизмом в послевоенный период в западных регионах СССР.


оперуполномоченный ОББ Слонимский. 1948г.

Составлено на основе воспоминаний сотрудников и местных жителей, опубликованных в различных изданиях, в том числе и ведомственных.
Основными функциями по ликвидации антисоветского подполья, повстанческих отрядов и групп, а также общеуголовных банд были наделены управления и отделы по борьбе с бандитизмом. Однако в количественном отношении эти аппараты были весьма малочисленными. Так например в МВД БССР имелось управление по борьбе с бандитизмом, в котором было три отделения: по руководству оперативной работой, борьбе с бандитизмом, ведению следствия. В областных УВД имелись отделы по борьбе с бандитизмом (ОББ), а в городских и районных отделах внутренних дел – аппараты (группы) по борьбе с бандитизмом (ББ). Личный состав их насчитывал одного-двух сотрудников.


Из воспоминаний бывшего работника Вилейской милиции Т.А.Шабаловского:

«С освобождением Вилейки от немецко-фашистских захватчиков в июле 1944 года было восстановлено городское отделение милиции, которое разместилось в одном и том же здании с областным управлением милиции. Начальником городского отделения милиции был назначен Кириллов, затем Астапенко. В сентябре 1945 года областным центром стал Молодечно, а Вилейка — центром Вилейского района Молодеченской области ( с 1963-го года Минской области). Тогда же на базе Вилейского городского отделения милиции был создан Вилейский районный отдел милиции. Оперативная обстановка в районе была сложной. Бандиты грабили магазины, нападали на работников партийно-советского актива, терроризировали население. Особенно неспокойно было в Русскосельском и Чурленском сельсоветах, куда из Видзовского и Сморгонского сельсоветов проникала банда Тумаша. Поимкой банды занималась оперативная группа. Вооруженная банда была настигнута и окружена в Мулярском болоте. На предложение сдаться бандиты ответили стрельбой. Завязался упорный бой. Благодаря умелым действиям сотрудников милиции банда была уничтожена. никто из милиционеров не пострадал. Вскоре и на территории бывшего Ильянского района была захвачена банда, которая грабила население Рабуньского сельсовета...».

первые после освобождения от гитлеровцев Кореличского и Мирского районов местными милиционеры

Алексей Елизарович Парфенов приехал в Кореличи сразу после освобождения района и был назначен на должность старшего оперуполномоченного по борьбе с бандитизмом. Многон он успел сделать за четыре месяца.

1 декабря 1944 года под его руководством близ озера Свитязь была выслежена и окружена банда Скорохода — одиннадцать человек. Грабителей разгромили, а Скорохода взяли в плен. Парфенов первым ворвался в бандитское логово, подняв за собой людей. В завязавшейся перестрелке он был тяжело ранен в голову. В тяжелом состоянии товарищи доставили его в Валевскую больницу, где он и скончался».
из воспоминаний Статкевича Адама Ильича
Демобилизовался я в 1946 году из Красной Армии и пришел работать в милицию, в Любанский РОМ. Штат РОМ составлял 17 человек: начальник, уполномоченные и милиционеры. Здание РОМа располагалось возле центральной площади города Любани. Имелась во дворе конюшня, был конюх. Я служил милиционером, в звании «старшего сержанта милиции». Конвоировали пешком бандитов, полицаев, которые прятались по лесам, в город Слуцк. В Слуцке находилась тюрьма. Из Слуцка возили арестованных на суд в город Любань или на допрос. Садились в товарный поезд и ехали до Уречье, поезд не останавливался и приходилось прыгать в движении. Толкали арестованного в спину, а сами за ним. Затем до Любани шли пешком. Работать было тяжело. Ходил я в патрули по г. Любани и по деревням. В Любани патруль был пеший по району конный. Оружие было пистолеты «Наган». В отделе был склад трофейного оружия (пулеметы, автоматы, винтовки, гранаты). В конвои ходили с автоматами «ППШ». Я хорошо стрелял. Часто нас направляли в командировки в г.Минск, в г. Бобруйск для патрулирования. Направляли на сборы, для учебы. Учились водить автомобили. Все милиционеры сдавали на водительское удостоверение.

В районе д.Обчин в конце 40-х годов прятались братья-полицаи Дрозды. Я и еще пять сотрудников несколько раз выезжали, чтобы их поймать, но у них дома был прорыт подземный ход из дома за сарай и когда мы приезжали для поиска, то они опускались в ход и удирали. Только потом в ходе обыска обнаружили ход и нашли пулемет в сарае. Я ехал в д. Дунцы, верхом на лошади и меня обстреляли, чуть не убили. Это также были братья Дрозды. Их поймали, затем один из братьев бежал из г. Слуцка при допросе. Его ловили у нас в Любанском районе. И потом спустя некоторое время где-то в другом районе поймали. Точное время назвать не могу, так как прошло много лет и я плохо помню.Как-то поступило сообщение, что в районе д.Филиповичи, на моем административном участке были закинуты на парашютах трое шпионов. Были приняты меры по их задержанию. В частности я с младшим милиционером Банем несколько дней дежурили в Филиповичах у дороги (автомобильная дорога Р-43 республиканского значения, соединяющая г.Ивацевичи и границу с Российской Федерацией (Звенчатка)). Дело было в теплое время года. Хозяин дома, где располагался наш пост, Ерошев Николай, дал нам брезентовый тент от грузовой машины и мы сделали навес, где по очереди отдыхали. Никто нам тогда не попался. Сохранилось и фото того времени: я, Бань и сын Н.Ерошева под импровизированной палаткой.

Ходили разговоры, что одного шпиона задержали следующим образом. Он проголосовал подвезти у дороги водителю грузового автомобиля, который методом частичной погрузки осуществлял буксировку другого грузового автомобиля. Водитель посадил попутчика в кабину буксируемого грузовика. На пути у них оказались милицейские блок-посты. Первый они проехали, т.к. шпион перед постом вылез на ходу движения первого автомобиля из кабины буксируемого грузовика и спрятался под тент в его кузове. Видать милиционеры, не увидев никого кроме водителя передней машины в обоих кабинах, даже ее не остановили и не расспросили его о возможно попадавшихся ему на пути подозрительных лицах. А вот на следующем блок-посту шпиона все де сняли".

сотрудники Краснослободского РОМ. Конец 1940-х — нач. 1950-х.

Из рукописных воспоминаний Петра Николаевича Астрелина, 1923 г.р., урож. села Успенка Александровского района Оренбургской области РСФСР, п/п-ка внутренней службы МВД СССР в отставке:
«В октябре 1944 года я был направлен из Минска в новый областной центр БССР г.Полоцк, где меня встретил майор Зуйков, назначенный начальником отдела кадров Управления Внутренних Дел Полоцкой области. Собственно, с нас и началась комплектация Управления. Здесь уже было несколько моих сослуживцев по ОМСБОНу и Куйбышеской школе НКВД, которые двигались в Белоруссию через г.Калинин. Все мы вошли в состав Отдела по борьбе с бандитизмом. Миша Чернов был назначен начальником 1-го отделения ББ – это мой сослуживец. Я был назначен оперуполномоченным 1-го отделения.

Астрелин П.Н. 1940-е.
13 октября 1944 года по распоряжению Зам.Нач.УМВД майора Суворова мне был придан стрелковый взвод из частей внутренних войск вместе с его командиром, с которыми мы прошли от Ветринского района до Плисского как бы небольшой блокадой, без всяких оперативных данных, с задачей очистки этих мест от бандитов. В Митьковском, Осиновском и Прозоровском сельсоветах Плисского района мы искали бандитов и дезертиров. Но то была игра вслепую, и она существенно ничего не дала – взяли одного бандита с ручным пулеметом и еще человек 5 или 6 привели для выяснения их личности в Плисское отделение внутренних дел, располагавшееся на ст.Подсвилье.
Так вот и велась моя борьба с бандитизмом на территории западных районов бывшей Полоцкой области, которая завершилась в октябре 1948 года — тогда я только и снял автомат с плеч.
В отделе ББ Полоцкого Управления я проработал до апреля 1945 года, выполнив до этого задание начальника Управления полковника Еременко М.С. в Видзовском районе в составе опергруппы под командованием замначальника Управления по милиции полковника Бруя по борьбе с бандитизмом. Наверное, работал неплохо, если был представлен к награждению орденом «Красной Звезды». Правда не знаю почему, но орден не получил, а вот полковник Бруй был награжден орденом «Отечественной войны» какой-то степени. Это наблюдалось потом и в других опергруппах. Старшие групп, как обычно, получали ордена, а непосредственные исполнители борьбы с бандитизмом хотя и представлялись, но правительственных наград не получали. Так было не единожды и со мной.
В составе этой опергруппы (с 8 ноября 1944 по 30 января 1945 года) я занимался вылавливанием бандитствующего элемента на территории Бочинского и Дрисвятского сельсоветов. Сколько мною тогда было задержано не помню, но хорошо знаю, что через каждые 2-3 дня мною в Видзовский РО МВД направлялось по 5-6 человек задержанных, в числе которых были как бандиты, так и повстанцы.

Сотрудники Плисского РО НКВД. 16.5.1945г.

До сентября 1945 года проводилась сумасшедшая волна по борьбе с дезертирами и уклонившимися. Приходилось выезжать и на борьбу с бандитизмом, арестовывать бандитов и возбуждать на них новые уголовные дела. Спать было некогда. Стоял в кабинете какой-то захудалый диван. Доработаюсь ночью до чертиков, свалюсь на него на минутку, и тут же уже зовут девки на завтрак. А не сходишь – будешь целый день голодный. Так вот и работал до самого отъезда из Подсвилья в июне 1946 года. Как-то ухитрился жениться в такой обстановке. Свадьбу сыграли 12 сентября 1945 года. У меня начали появляться нервные тики, сначала в уголке губы на левой щеке, затем в уголке левого глаза, а потом заходила и вся левая щека. Дорого мне обошлась работа по борьбе с бандитизмом в Плисском районе, правда и результаты были неплохими. За год и три месяца мною лично было арестовано, вернее установлено, разоблачено оперативным путем, а затем и следствием 56 бандитов. Несколько было еще из числа «леоновцев» — бандитов подпольной вооруженной повстанческой организации. Разгромлены банды Труса, Кошелева и др. И все это на территории Плисского района. Трое бандитов были приговорены к расстрелу. Далее была работа в аппарате ОББ УМВД Полоцкой области.В ноябре 1945 года мною одним были обнаружены в лесу в землянке три бандита, по которым я открыт огонь из автомата, но им удалось скрыться, а оружие, и все находившееся в землянке, было забрано нами. В 1946 году мне дали отпуск, но тут же из него и отозвали – надо было заняться ликвидацией банды Таяновича (если не ошибаюсь, они разрабатывались по агентурному делу «Совы»), бывшего польского поручика, которая действовала на территории Дуниловичского района. Однажды, к осени 1946 года, я целый месяц провел в Плисском районе без толку. И когда уже, отметив командировочные, сидел у начальника отдела в кабинете, ожидая поезда на Полоцк, в кабинет вошел один лесник и сразу же завопил: «Астрелин! Сидишь в кабинете, а у меня в лесу банда!» Лесник был слегка выпивший. О заявленных им бандитах, я уже знал.

типичные «короли улиц» первых послевоенных лет. 1949г.

Подробно расспросив лесника, я тут же составил план ликвидации банды с его привлечением, о чем доложил начальнику отделения майору Щемелеву. Он план одобрил. Мы решили провести операцию к вечеру следующего дня.В помощь мне майор Щемелев выделил старшего оперуполномоченного отделения Ф.Е.Рудаковского. Это был мой сослуживец по ОМСБОНу и Куйбышевской школе НКВД. Его прислали к нам к ноябрю 1945 года. С его приездом насколько легче мне стало работать. Мы с ним провели несколько совместных операций, ликвидировав две банды. Вторым был мне придан М.Ф.Вардамский. До последнего дня своей жизни он работал начальником Пуховичского РОВД. Подполковник. И третьим мне был придан участковый уполномоченный Федоров. Вчетвером мы и провели эту операцию. Банда была ликвидирована полностью. В ее составе был бежавший из-под конвоя Ходоненок – бандит из повстанческой организации. Живым он не сдался – покончил с собой в землянке на нарах выстрелом из карабина под бороду. Да, собственно, из них никто не сдался. Двое были убиты, когда выскочили из землянки с оружием в руках, а четвертого на тот момент там не оказалось. Как потом показало следствие, он был убит при попытке перейти границу в Польшу за несколько дней до нашей операции.

слева оперуполномоченный ОУР Плисского РО МВД Вардамский М.Ф. 1940-е.

Вардамский М.Ф. справа. 1940-е.

И на этот раз я вернулся в Полоцк с результатом. Были разговоры, что нас представляли к правительственным наградам, но это разговорами и окончилось.

В октябре месяце 1946 года по специально разработанному ОББ плану я был командирован в Плисский район для ликвидации главаря банды Корсак Вацлава, где находился до 18 ноября 1946 года. За это время была ликвидирована банда из трех человек на территории Углянского сельсовета, возглавляемая Тимановским. Бандиты, как-то: Тимановский Степан Иванович, Ходаненок Феликс Иосифович и Шульга Степан Герасимович, были захвачены в землянке в лесу, не сдались и были уничтожены. Руководил этой операцией я. В операции принимал непосредственное участие и старший оперуполномоченный Плисского РО МВД Рудаковский Ф.Е.

Помимо банды Таяновича, в декабре 1946 года я участвовал в установлении местонахождения бежавших из тюрьмы №1 г.Полоцка Рыжиченко Михаила и Дударенка Игнатия. Установил через связи их местонахождение и участвовал в их ликвидации на территории Дуниловичского района. Все они (в другом личном документе указан еще и Дударенок Владимир) были убиты в перестрелке. Оружие: 2 автомата, 1 винтовка, 2 нагана и патроны к ним, сгорели вместе с домом, где они находились.

Принимал активное участие исключительно во всех, проводившихся на территории Плисского района, операциях. Дважды выезжал в длительные командировки по борьбе с бандитами в Дуниловичский район, где были задержаны один бандит и одна бандпособница (осуждены).

В январе месяце 1947 года я снова был командирован в Дуниловичский район для принятия мер по ликвидации банды Таяновича, где находился до февраля 1947 года.

Банда была ликвидирована объединенными усилиями отделов ББ Полоцкого и Молодеченского Управлений МВД в феврале 1947 года. Руководил операцией начальник ОББ УМВД Полоцкой области подполковник Богданов. Во время операции банда Таяновича была захвачена на одном хуторе в бане. Сам главарь и один бандит были убиты. Был ранен и захвачен бандит Болеслав Короленок. По последнему и бандпособникам я некоторое время вел следствие.

С апреля по 20 августа 1947 года я принял активное участие в ликвидации банды Аркадия Кураченка из 26 человек в Шарковщинском районе. Первые дни по задержанным 8 участникам этой банды я вел следствие, затем руководил группами по ликвидации остатков этой банды. В этой командировке я находился до 20 августа 1947 года. Перед уходом в отпуск мною был составлен план мероприятий по окончательной ликвидации этой банды, по которому под руководством оперуполномоченного ББ мл.л-нта Воробьева главарь банды был убит, второй бандит, Курилович Константин, арестован и к сентябрю 1947 года банда была полностью ликвидирована. Всего из ее состава было арестовано 20 человек, а 6 убито. За участие в ее ликвидации мне была объявлена благодарность в приказе начальника УМВД по Полоцкой области.

Однажды проводил операцию в Шарковщинском районе, в ходе которой 6 июля 1947 был убит бандит Крупский Леонид Петрович. При нем была винтовка и 7 награбленных вещей. В ходе операции было изъято оружия: винтовок — 3+1 (самого бандита), автоматов -4, пистолетов – 1(«наган» сдал брат бандита), патронов – 200 (разных).

Одновременно велась борьба с бандой Гришманова из восьми человек, в основном из числа староверов. К сентябрю 1947 года банда была полностью ликвидирована. Не оставалась без внимания и еще полностью не ликвидированная банда Труса в Плисском районе. В том же районе была плохо обработанная банда Таяновича из трех человек. Это было на совести Васи Бокова, куда я периодически наезжал.

П.Н.Астрелин. Конец 1940-х — нач. 1950-х.

С 25 марта по 3 апреля 1948 года, находясь в отпуске в Плисском районе, по просьбе начальников РО МВД и РО МГБ я участвовал в операции по ликвидации банды Хохлова, во время которой два бандита были убиты и захвачено их оружие.
С весны и до осени 1948 года я беспрерывно находился в Шарковщинском районе и проводил мероприятия по ликвидации банды Гришманова, Денисовых.

Жили мы в то время с семьей уже в Полоцке. Жили! – Существовали! Ни стола, ни стула, ни дров. Приходилось таскать со строек разные отходы, пока замначальника Управления по оперработе подполковник Суворов не выписал два равметра дров со склада Управления.

Было несколько выездов на борьбу с бандитизмом в Миорский, Браславский, Дисненский и Докшиций районы, но там я бывал мало, обстановку знал плохо, поэтому существенных результатов не имел.

На этом моя борьба с бандитизмом закончилась. В октябре 1948 года я сдал дела тогда уже начальника 1-го отделения ОББ УМВД области (был назначен в 1946 году) и был направлен на должность начальника районного отделения МВД в Освейский район бывшей Полоцкой же области.
Один работник отдела кадров говорил мне, что ему как-то попались представления к награждениям на работников ОББ. Самое большое количество их было на меня -16, и все к ордену «Красной Звезды». Но лишь в июне 1947 года я был награжден Грамотой Президиума Верховного Совета БССР «За вялiкiя заслугi у барацьбе са злачыннасцю».

Как-то на одном из совещаний в Минске был разговор о награждениях. Тогда начальник Управления борьбы с бандитизмом МВД БССР, заявил, что за свою работу мы получаем зарплату. Так-то оно так, но ведь не все одинаково относились к этой работе. Некоторые из работников отделов ББ вообще ни разу не приняли участия в ликвидации банд и не видели за все время работы ни одного живого бандита, а оценка всем была одна. Здесь явная недоработка наших старших начальников.
Никто из нас не был орденоносцем. Главной задачей мы считали укрепление Советской власти на местах и очищение западных районов Белоруссии от всяких преступных элементов».




Из оперсводок УНКВД Полоцкой области БССР за 1945-1946 годы:
22 февраля 1945 года в деревне Рожево, Браславского района, Полоцкой области неизвестными бандитами очередью из автомата и гранатой, брошенной в окно дома, убиты местный житель и его жена. Бандиты скрылись. Приняты меры к их розыску и задержанию.
15 мая с.г. (1945) в местечке Опса, Браславского района, неизвестными лицами убиты: участковый уполномоченный райотделения НКВД ЛИПОВСКИЙ и одна местная жительница. На место происшествия направлена опергруппа райотделения НКВД.
21 февраля с.г. (1945) в Дисненском районе Полоцкой области оперативной группой райотделения НКВД по агентурным данным ликвидирована бандгруппа БАЛАЯ Г. В составе 6 человек поляков. Участники этой банды 2 февраля с.г. при налете на деревню Жаицки (искажено, возможно Жарские) Дисненского района убили члена группы охраны общественного порядка – ОСТРОВСКОГО. В результате проведенной операции все 6 участников бандгруппы – арестованы. Изъято: винтовка и 2 гранаты.

слева стоит начальник Шарковщинского РО МВД, справа ст.оперуполномоченный ОББ УМВД Молодеченской области Катько Николай Алексеевич. 2-я пол. 1940-х — нач.1950-х.

26 апреля с.г. (1945) в Красноармейском сельсовете Дисненского района Полоцкой области участниками неизвестной банды убиты участковый уполномоченный райотделения НКВД ЛЮЦКИЙ (Феоктист Викторович) и его жена. Приняты меры к розыску и ликвидации банды.
10 апреля с.г. (1945) в деревне Гороват неизвестным бандитом убит председатель Сергеевского сельсовета, бывший партизан – ЛУГОВОЙ А.П. На место происшествия направлены две оперативные группы райотделения НКВД.
2 июня с.г. в деревне Кукиши Дуниловичского района неизвестными лицами совершено убийство жены и сына депутата сельсовета ТАНАН. По подозрению в убийстве задержаны местные жители АВАНАСЕНОК Титус и АВАНАСЕНОК Никодим. Ведется следствие.
В ночь на 11 мая 1946 года на территории Лугачевского , бандитами убит находившийся в очередном отпуске участковый уполномоченный милиции ПАРФЕНОВ Н. А. (Николай Антонович. УИМ Поставского РОМ). Ведется следствие и розыск бандитов. Сообщено товарищу КРУГЛОВУ

оперуполномоченный УР и эксперт-криминалист

С ноября 1944 года по 1948 год, также, как и П.Н.Астрелин, принимал участие в ликвидации антисоветского подполья, партизан и простых бандитов и нелегалов будущий замначальника УВД г.Могилева полковник милиции Владимир Никитович Силин. В работе он зарекомендовал себя с положительной стороны, провел сложную операцию в Ушачском районе, проявляя личную инициативу и находчивость. В августе и сентябре 1945 года находился в командировке в Докшицком районе Полоцкой области, где руководил операциями по ликвидации трех террористических групп. В 1948 году участвовал в ликвидации вооруженных бандформирований в западных районах области. В 1946-1952 гг. при обезвреживании крупных банд и их главарей был четырежды ранен, в том числе дважды – тяжело. В должности начальника ОБХСС УМ УМГБ Полоцкой области лично раскрыл ряд наиболее сложных экономических преступлений, успешно проводил предупредительно-профилактические мероприятия.

Из рассказа сына оперуполномоченного Калеко Ф.С., 1929г.р., жителя г.Борисова:
«Отец был уроженцем д.Зачистье Борисовского района, 1904г.р. В борисовскую милицию пришел работать в 1927г. В начале войны ушел на фронт, где был командиром инженерно-минной роты при 1-й танковой армии. Дошел до Берлина и вернулся домой где-то зимой 1945/46 гг. Сразу же снова пошел работать в милицию. Мы в то время жили в старом городе. Из послевоенных дел помню историю с бандитом по фамилии Ажеренок, или Азаренок (точно не помню), на время рассматриваемых событий лет 20-30 от роду. Где-то в конце 1940-х — начале 1950-х он несколько раз звонил по телефону в милицию и сообщал о том, что в районе военного городка Печи ограбление магазина, а когда вся милиция направлялась туда, спокойно грабил магазины в противоположной стороне – в Старом Города. Для поимки Ажеренка/Азаренка приезжали даже сыщики из Минска, однако поймать его так и не смогли. Тогда отец вместе с еще довоенным участковым-фронтовиком А.И.Можейко сделали засаду, спрятавшись в чулане барака на перекрестке улиц Лопатина и Урицкого, где бандит появлялся. Ждали долго, но дождались и скрутили лихого бандита. Интересен и еще один случай. Где-то в 1946г. мы с отцом на возу поехали за дровами в сторону д.Неманица. Проезжая по деревне, отец велел мне остановить лошадь, а сам зашел в одну хату. Увидев отца, хозяин позвал нас в гости, поставил на стол бутылку и закуску. Взрослые сели и стали вспоминать былое. Как я понял из разговора, отец задерживал хозяина дома где-то в первые годы своей работы в милиции в районе своей родной деревни Зачистье и того осудили, но он уже успел отсидеть и выйти на свободу. Запала в память одна фраза, сказанная хозяином моему отцу: «А ведь если бы ты, Степанович, догнал меня на пол часа раньше, я бы тебя из своего обреза застрелил».

Ф.С.Калеко после демобилизации из Красной Армии. Конец 1945-го — 1946-й гг.

Из воспоминаний Кота Владимира Ивановича, 1924 г.р.,
"Прошло уже четыре года после освобождения Беларуси, а по ее лесам продолжали шастать бывшие полицаи с оружием в руках, занимаясь грабежем и воровством, нагоняя страх на мирных жителей и начатые не так давно работать сельские магазины.
В районе Оздятичского сельского Совета действовал неуловимый полицай Вергейчик, которого милиция, сколько не ловила, но так и не смогла поймать, пока он не клюнул на приманку и вместе с оружием не сдался сам. Однажды зимой в лесу женщина почтальон везла на санях почту, денежные переводы и выручку магазина. Вергейчик остановил ее и забрал все наличные деньги. После этого случая начальник милиции написал официальное письмо и передал жене Вергейчика, к которой он по ночам наведывался и которая с детьми проживала в д.Оздятичи. Когда он приходил, сельчане его видели, а когда уходил, никто не видел. В письме было написано, что если Вергейчик добровольно сдастся и сложит оружие, то ему все простят и преследовать не будут, во что он и поверил…".


выезд на преступление (кража с магазина).

из воспоминаний сотрудников: полицай из деревни д.Красное Кимбицкий при отступлении немцев из Беларуси в 1944г. убежать вместе с ними не успел, а добровольно сдаваться властям побоялся и прятался в лесу целых три года. За это время жена родила ребенка, и все соседи догадывались от кого. Милиция часто наведывалась днем и ночью с обыском в дом Кимбицкого, но безрезультатно. Соседи помогать в его поиске и захвате боялись, потому что он мог отомстить, и ночью поджечь дом. Тогда в управлении милиции решили поручить это опасное задание старому опытному еще довоенному милиционеру ст.лейтенанту Калеко, который начал готовиться к захвату и обезоруживанию вооруженного обрезом полицая. Оперуполномоченный точно выяснил, когда тот будет находиться в доме, и рано утром с наганом в руке смело зашел в дом. Тихо спросил у жены нелегала, которой за три года надоела такая жизнь — каждый день и ночь жить в таком кошмаре, где муж. Она, ни слова не говоря, пальцем указала на потолок. Калеко бесшумно начал по лестнице пробираться на чердак дома, где в это время спал Кимбицкий. Когда оперативник стал открывать дверку чердака, она заскрипела и полицай проснулся. Милиционер быстро вскочил на чердак. Кимбицкий же вскочил с топчана, подбежал к нему и, вцепившись мертвой хваткой обеими руками за горло, начал душить. Рука ст.лейтенанта с наганом в это время была абсолютно свободной, и ему ничего не оставалось, как нажать на курок и выстрелить в левую грудь бандита…


сотрудники Борисовского ГОВД. Конец 1940-х.

сотрудники Борисовского ГОВД. Конец 1940-х. Третий ряд снизу сидит четвертый слева начальник РОМ М.П.Головатенко.

Из воспоминаний Альберта Александровича Граковича, 1930 г.р., жителя г.Борисова:
«Город, который стоял на перекрестке дорог, с железнодорожной станцией и складами притягивал криминал будто магнитом. В 1946/47 годах бандитизм был страшный: вооруженные налеты, ограбления, убийства. В темное время суток борисовчане на улицу без нужды старались не выходить, даже осветление в домах не зажигали. Так боялись.

Несмотря на указ о сдаче оружия, население припрятало его немало, поэтому приобрести, например, пистолет на том же рынке было не сложно. У меня также был пистолет марки парабеллум, который постоянно держал при себе.

Милиция, которая состояла из бывших партизан, с обнаглевшими бандитами справиться не могла. Порядок в Борисове навел генерал Павел Батов, командир 65-й армии, которую перевели в Печи. Войсковые патрули (офицер в звании не ниже капитана и двое солдат-автоматчиков) в случае неподчинения или угрозы стреляли на поражение. Не сразу, однако фронтовики сделали город относительно спокойным. Бандюг частью уничтожили, а оставшиеся притихли, перебрались в другие места»

военный патруль. БССР. Конец 1940-х — нач. 1950-х.

Из формуляра Кореличского РОВД.

В январе 1945 года на территории района орудовала вооруженная националистическая банда (200-300 человек), главарями которой являлись Витольд Орлик по кличке „Тур“ и второй бандит по кличке „Орлич“. По свидетельству очевидцев, бандиты передвигались на лошадях верхом и санным обозом. Среди них были поляки, немцы, русские, украинцы. Вели себя нагло, сопротивления не ждали, поэтому смело пробирались через наш район к государственной границе. На своем пути грабили и убивали людей, жгли дома и исчезали.
28 января 1945 года бандиты объявились в дер.Антонево. Ими был убит при исполнении служебных обязанностей председатель Синяво-Слободского сельсовета Арсений Степанович Наумович и ранен бывший секретарь Мирского райкома комсомола Иван Иванович Чижик. (Впоследствии судом будет установлено, что бандиты орудовали с июля 1944 года по январь 1945 года в Молодеченской и Барановичской областях, совершив 16 убийств).
Вечером 29 января банда ворвалась в дер.Ровины, что возле Кореличей. Кто-то из жителей пробрался до райцентра и сообщил в милицию о появлении незваных „гостей“. Дежурным по отделу в тот день был Константин Константинович Збрилевич. Доложив обстановку начальнику отдела и направив участкового уполномоченного Федора Константиновича Таболу, милиционеров Ефима Гавриловича Судоренко и Ефима Израиловича Гальперина в Ровины, он поднял по тревоге бригадмильцев, оставив их за себя, и убыл на помощь товарищам.

военнослужащие, задействованные в операции по задержанию банды. 1949г.

Неожиданная атака милиционеров ошеломила бандитов, вызвала панику. Помог и сильный мороз: запотевшее в теплых хатах оружие промерзало, едва оказавшись на улице и отказывало своим хозяевам. Во время четырехчасового боя было убито более 80 бандитов, изъято 75 винтовок, 6 автоматов, 5 пулеметов, 1 миномет, задержано 25 бандитов, из которых 1 умер от ран, 24 привлечены впоследствии к уголовной ответственности. Остальным бандитам удалось скрыться. В операции по ликвидации банды также участвовали бойцы 284 стрелкового полка внутренних войск НКВД.В неравном бою под Ровинами погибли работники милиции Константин Збрилевич, Ефим Судоренко, Федор Табола, Ефим Гальперин, два красноармейца и четыре ранено».

Из воспоминаний бывшего заместителя Несвижского отдела внутренних дел Янчевского Марьяна Иосифовича, 1924 г.р.
«В июле 1944 года, когда Красная Армия освободила Белоруссию от немецких захватчиков, Барановичский обком партии направляет меня (бывшего партизана диверсионной группы бригады им.Чапаева) на работу в органы государственной безопасности в Несвижский отдел НКГБ, где я работал по сентябрь 1953 г. В сентябре 1953 г. был переведен в МВД, где проработал по ноябрь 1972 года. Работал на следующих должностях: уч.уполномоченный, оперуполномоченный ОБХСС, нач.отделения уголовного розыска, зам.начальника отдела внутренних дел.
Оперативная обстановка в Несвижском районе была напряженной. В районе действовала террористическая грабительская банда в составе 60 человек. Состояла она из местных жителей, бывших немецких полицейских, пособников, дезертиров Советской (тогда еще Красной) Армии и членов БКО. Банду возглавлял местный житель Сейловичского с/Совета Лазовский. Вооружена она была автоматами, пулеметами и гранатами. Имела гужевой транспорт и верховых лошадей. Бандиты постоянно терроризировали население района. Убивали советский партийный актив, занимались грабежами. Все эти действия продолжались в течении 16 месяцев. Бандиты скрывались в лесах и на хуторах Несвижского и Копыльского районов. Для поимки и ликвидации банды Лазовского был создан спец.отряд из работников НКГБ и НКВД, в котором принимал участие автор этих строк. Руководил спецотрядом начальник НКВД капитан Кузнецов. Отряд постоянно находился в ночных засадах. Прочесывали лесные массивы, хутора и населенные пункты: Бузуны, Бучное, Цегельня, Андруши, Сейловичи, Славково, леса Копыльского района.
Весной 1946 года банда Лазовского была окружена в лесу у дер.Бузуны. На предложение сдаться они открыли огонь, пытаясь выйти из окружения. Завязался бой, более 40 участников банды были убиты и 12 человек захвачены в плен. При ликвидации банды было взято 11 повозок, оружие, боеприпасы, более 200 гранат, материальные ценности, крупный рогатый скот и 14 верховых лошадей. В этой операции принимали участие весь личный состав НКГБ, НКВД, пожарная команда и советский партийный актив. В бою погибло 2 сотрудника НКВД и 4 человека получили ранения.
В в начале 50-х в районе появилась вооруженная банда Антоновича А.Н., уроженца д.Оношки Несвижского района. Бывший немецкий управляющий имением Малево, Антонович А.Н. лично застрелил двоих рабочих этого имения. Банда состояла из 4-х человек, занималась террором, грабежами и поджогами общественного и личного имущества граждан. Для поимки этой группы была создана оперативная группа, которую возглавил начальник отдела милиции Федор Иванович Пушкарев. Обезвредить и захватить главаря банды Антоновича А.Н. было поручено мне и милиционеру Голубеву. Оперативным путем нами было установлено в какое время главарь и его банда появятся на хуторе близ д.Тарейки у гр-на Слабко, где должны будут совершить ограбление. На подступах к хутору была устроена засада. Возглавил ее нач.милиции Пушкарев Ф.И. Мне и Голубеву было предложено незаметно пробраться днем на хутор и спрятаться в гумне. Операция прошла успешно. Бандиты были задержаны и обезоружены. При задержании были изъяты пистолеты марки «Вальтер», более 70 шт. патронов (к ним), финка».

Предпринимаемые органами внутренних дел и государственной безопасности в 1944-1946 гг. меры позволили подавить открытые выступления антисоветского вооруженного подполья и ликвидировать его наиболее крупные структуры. Однако, являясь по своей сути, силовыми акциями, они решали лишь частные задачи, часто негативно сказываясь на авторитете советской власти у населения. Чтобы ликвидировать террор как явление, было необходимо устранять причины и условия его возникновения. В дальнейшем на основании постановления Совета Министров СССР от 20 января 1947 г. борьба с антисоветским вооруженным подпольем была полностью возложена на органы государственной безопасности. Меры по организации работы советской спецслужбы на данном направлении предусматривали образование на базе Главного управления борьбы с бандитизмом МВД СССР в составе 2-го Главного управления МГБ СССР управления 2-Н (по борьбе с бандитизмом). В свою очередь на территории Республик в марте 1947 г. на базе подразделений МГБ и бывшего управления по борьбе с бандитизмом МВД БССР были организованы управления МГБ БССР, которые в дальнейшем отвечало за ликвидацию антисоветского вооруженного подполья.

Оригинал взят у mrdou в О борьбе с бандитизмом в послевоенный период в западных регионах СССР.



Tags: #40-е годы, #СССР, #милиция, #спецслужбы
Subscribe
promo goodspb 15:43, Вторник 36
Buy for 30 tokens
Кровавое гламурье. Очерки из жизни высшего света и нижнего подвала …Деньги на киллера она взяла из его пиджака, благо карманы там были широкие. Самого киллера она нашла из его окружения – предложила грязное дело его собственному шофёру. Оставалось дело за малым – убить его…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments