amarok_man (amarok_man) wrote,
amarok_man
amarok_man

Categories:

Кабинский заграничный отряд

Стояние сотни 3-го Сибирского казачьего полка в пограничном поселке Кендерлыкский (рядом с Зайсаном)

25 сентября 1864 года между Россией и Китаем был подписан Чугучакский протокол, который явился приложением к Пекинскому трактату от 1860 года. Он установил границы между двумя империями в Центральной Азии, а также положил конец двойному обложению налогом Россией и Китаем казахов (прим., их здесь раньше называли киргизами), кочующих в этих местах. Однако демаркация границы затянулось на долгие годы.


Летом 1882 года, разграничение, вызванное уступкою Кульджи, за неприбытием китайских комиссаров, совсем не производилось, а потому кочующие в пограничной местности киргизы остались на зиму 1882-1883 годов в неопределенном положении относительно будущего своего подданства — китайцам или России. Часть казахов, надеясь на будущее подданство России, выказывала расположение стоявшим на границе российским войскам и тем навлекла на себя ненависть китайской стороны. Вот это-то и послужило поводом, во избежание беспорядков на границе, к ходатайству казахов об оставлении отряда на р. Кабе до проведения границы, отложенной на лето будущего года.

Об этом отряде есть информация в разных источниках, здесь я приведу отрывки корреспонденций из Зайсана, напечатанные в «Сибирской газете». Вот, что пишет газета в №4 за 1883 год.

В 200 верстах к югу от Зайсанского поста, в пределах уже китайской территории, в Черный Иртыш впадает река Каба, по которой кочуют русские подданные киргизы. Постоянно подвергаясь всевозможным притеснениям и обирательству со стороны китайских чиновников, киргизы обратились к русским властям с просьбой о защите их от этих насилий.

Безымянный23.jpg

И вот более подробное повествование в №6, за 1883 год.

Известно, что разграничение земель, лежащих к северо-востоку от Зайсана, нынешним летом не состоялось. Это повлекло за собой усложнение по границе в отношениях китайских подданных киргиз и китайской администрации. Киргизы обратились к русским властям, прося их оградить от притеснений китайского чиновничества, которое мстило им за сочувствие к России и явное желание перейти в русское подданство.

Результатом этой просьбы явился передовой отряд наш на реке Кабе в 8 верстах от впадения ее в Черный Иртыш.
На всем пространстве от Зайсана до Кабинского отряда выставлены юрты в виде пикетов, где находят усталые путешественники огонь и защиту от ветра и непогоды.

Чиндагатуйский пикет
Чиндагатуйский пикет

Отряд расположен у самой речки Каба, у опушки леса, и при первом взгляде издали представляет собой группу юрт и построек, напоминающие громадную зимовку киргизской семьи. Отряд представляет странную картину табора, расположенного при опушке леса. Два длинных ряда юрт, заиндевевших от холода, составляют жилища для роты пехоты и сотни казаков.


лагерь

Вслед за ними идут: юрта отрядного начальника, юрты офицеров, их кухни и, наконец, в разных местах плетневые постройки – это кухни солдат, цейхаузы, мастерские, кузница, загоны для лошадей и длинное здание, предназначенное для строевых занятий роты.

Все носит характер зимнего бивуака в каком-то неведомом месте, безконечно далеком от всего того, что называется родиной. Здесь люди считают себя оторванными от всего мира – среди глубокой зимы, при леденящем холоде и шуме буранов. Безотрадно и монотонно тянется здесь жизнь…

Кабинский отряд нарушил гармонию в отношениях китайской администрации к здешним киргизам. Очевидно, призвание киргизами русского отряда не могло понравиться китайской администрации, которая постарается донести высшим своим властям о занятии нами территории, как о насилии с нашей стороны.

полковое учение в Зайсане 1900 г.
Учение 3 Сибирского казачьего полка, Зайсан

Постановка нашего отряда на Кабу сделала невозможным открытый грабеж китайского чиновничества, к которому оно не замедлило бы прибегнуть в виду перехода киргиз в наше подданство, чтобы вытянуть с них все, что только возможно.

Недовольство китайских властей на наши действия еще увеличилось удалением с Кабинского района китайского отряда под начальством Джен-Калдая, стоявшего здесь по приказанию Тарбагатайского губернатора Си-Уня, который хотел совместным расположением отрядов не уронить достоинство китайской власти в глазах киргиз.

Но их отряд изгнан и китайская власть подорвана. Джен-Калдай, подчиняясь превосходству сил, отступил, но зато явился в горах Саура, где принялся грабить китайских подданных киргиз, бежавших из Кабы в горы Саура, еще до призвания нашего отряда, боясь преследований и прижимок китайцев.

калмыки
Калмыки

Все эти события нанесли тяжелый удар честолюбивому Си-Уню, которого вся деятельность была всегда направлена к возвращению китайской власти в его отдаленном от центра Китая округе и даже превосходству ея над русской, что не составляет секрета в наших местных административных сферах.


Но помимо китайской администрации, сами китайцы и калмыки (прим., так русские называли западных монголов – джунгар, ойратов, торгутов) довольно враждебно относятся к русскому отряду на Кабе. Примером неприязненного отношения может служить тот же Джен-Калдай, который гордо заявил, что военный отряд узнает, кто он такой и какие его полномочия, и тогда обстоятельства покажут, чья сторона возьмет верх.

калмыки
Калмыки

Теперь необходимо упомянуть об отношениях к отряду киргиз китайских подданных, склонных перейти в русское подданство. Когда, в начале, Кабинский отряд в составе роты, сотни казаков и взвода артиллерии расположился за Кабой к стороне китайских владений, он представлял в глазах киргиз солидную силу. Киргизы твердо уверовали в превосходстве русской власти и были убеждены, что занятая нами территория с населением перейдет к России.


Потом, согласно распоряжений, отряд к зиме был передвинут на другой берег Кабы, к нашей стороне, и от него был обратно взят в Зайсан взвод артиллерии. Такое распоряжение вызвало всевозможные толки в среде киргиз. Они приняли перестановку отряда за уступку китайцам. А взятие обратно пушек (джембереков), составляющих в местном киргизском и калмыцком населении ужасную грозу, значительно ослабило веру в силу отряда.

К этому времени начали появляться разные тревожные слухи о сборе китайских войск и сборе калмыков под начальством Цаган-Гыгена. Не раз в отряд приезжали испуганные вестники-киргизы. Одни говорили, что Цаган-Гыген, высшая духовная власть калмыков, стогивает к Тулте вооруженные свои войска, с целью нападения на отряд. Другие же убеждали о намерении китайских войск выступить к отряду.

калмыки

Разумеется, всему этому не придавали особенного значения, главным образом потому, что наступала уже глубокая зима и возможность каких-либо столкновений была немыслима. Но раз подобные слухи появились, необходимо взглянуть на положение дел несколько серьезнее и выяснить степень вероятности нападения на отряд как со стороны китайцев, так и со стороны Цаган-Гыгена.

Известно, что Монголия находится в постоянном антагонизме к Китаю, и только привлечением ея князьков подарками и милостями китайское правительство устраняет всегдашнюю возможность столкновения с китайцами.
Еще больший характер, только вассальной зависимости, носят отношения главы калмыков, Цаган-Гыгена, к Китаю. Отделенный от Китая громадным расстоянием и трудно доступной пустыней Гоби, он хорошо понимает, что все шансы на его стороне, чтобы пользоваться всяким удобным случаем для упрочения своей независимости.

Отряд расположился в районе его ведения, и ничего нет удивительного в противодействии с его стороны русским притязаниям и занятию земли до окончательного вырешения пограничного вопроса.
Все эти тревожные слухи заставляют киргиз держаться нейтральной почвы, не передаваясь окончательно ни на ту, ни на другую сторону и не обнаруживая никому явной симпатии. Глава киргиз, управляющий двенадцатью волостями, Осман-Тюре, не стесняясь высказывается за то, что он, в случае какого-либо столкновения, станет на сторону сильного, ибо ни в чьем перевесе пока не убежден.

киргизы разных возрастов

Он даже менее склонен перейти лично в русское подданство, сомневаясь, чтоб русские дали ему тоже положение, какое он занимает теперь, управляя двенадцатью волостями, так как подобную роль играет у нас уездный начальник.
Изложивши все положение дел, не мешает выяснить, насколько может удовлетворить Кабинский отряд всем требованиям, включая возможность столкновения с калмыками и даже китайцами.Удаленный от Зайсанского поста на 200 верст, он предоставлен самому себе. В случае каких-либо столкновений, он будет отрезан от пути сообщения с главными силами и окружен со всех сторон.

К этому прибавляется весной разлитие Черного Иртыша и Кабы, находящихся в тылу отряда. На помощь отряд едва ли может рассчитывать, так как до ея прибытия ему необходимо продержаться по крайней мере 6 дней, в которые могут явиться сюда войска с артиллерией и обозами, по глубоким сыпучим пескам.

Мы далеки от умаления мужества офицеров и беззаветной храбрости солдат, а также и от представления неминуемой опасности, но имея в памяти недавнее прошлое с Кызыл-Аяками и Саржумартовцами, нельзя не высказаться за необходимость принятия мер предосторожности, за необходимость усиления отряда, улучшения сообщения с Зайсанским постом и проч.

Непринятием вовремя необходимых мер в двух упомянутых выше случаях, мы были обязаны тому, что в первом, Кызыл-Аяки вырезали и ограбили несколько киргизских аулов, а во втором, поплатились 26 казаками убитыми и ранеными.

китайцы

Кызыл-Аяки – это сброд сосланных китайцев. Они сделали резню в наших волостях в 1878 году и подступили к Зайсану, откуда были прогнаны и ушли частью к Чугучаку, частью к Булун-Тахою. Род же киргиз Саржумартовцев вооруженной силой хотел уйти в Китай, отложившись от русского подданства. Небольшая оплошность в преследовании и непринятие мер предосторожности во время ночи, позволило им напасть на полусотню казаков и вырезать половину их.

Выставление отряда как бы предрешает пограничный вопрос, ясно показывая наши намерения твердо остановиться по р. Кабе или далее. Если бы не было этой цели, то чем можно бы было объяснить его роль защитника чужих подданных – киргиз, когда не имелось в виду их подданство России?

Китайцы непрерывно требуют снятия отряда, на что получают каждый раз отрицательный ответ, так как снятие отряда теперь становится неудобным, пока не будет вырешен пограничный вопрос и при том в нашу пользу.
Кроме неблагоприятных результатов для политической стороны дела, снятие отряда повлечет за собой неизбежно страшную резню и грабеж киргиз, искавших нашей защиты. Об этом откровенно сознаются как сами киргизы, так и китайцы, возбужденные против киргиз и готовые им мстить за их «измену» китайскому правительству.

стояние сотни в пограничном пос.Кендерлыкский.jpg
Стояние сотни в поселке Кендерлыкский (рядом с Зайсаном)

Настоящее положение отряда печально. Помимо того, что он оторван от всего мира, люди испытывают на р. Кабе все бедствия зимы и всевозможные лишения. Сильные ветры при морозах, иногда достигающих 35 градусов Реомюра, продувают насквозь юрты. Хотя в юртах поделаны маленькие глинобитные печи, но они нисколько не держат тепла, и через час или два после топки снова так же холодно, как в степи. А заготовка дров, несмотря на близость леса, представляет большие неудобства вследствие трудности подрядить местных киргиз доставлять валежник и громадного количества потребных дров.


К этому надо прибавить недостаток в самых необходимых предметах. Здешние киргизы, незнакомые с бумажными ассигнациями, только улыбаются, смотря на них, при предложении что-нибудь купить, даже серебро принимается слишком дешево.Предметы же первой необходимости, как чай, сахар, свечи и проч., приходится доставлять за 200 верст с затруднениями.

Благодаря сильным морозам и почти безпрерывным ветрам, солдаты все время не снимают полушубков и пимов, выданным им на всю зиму и теперь уже значительно потершихся. Офицерам же пришлось запасаться теплой одеждой на месте, скупая у киргиз мерлушки и бараньи шкуры за серебро, добытое с трудом перед отъездом из Зайсана.

В корреспонденции из Зайсана в «Сибирской газете» №18 за 1883 год пишется следующее.

Киргизы, которых мы взялись защищать, отказались доставлять пищу для отряда, что, видимо, заставляет предполагать китайское влияние: думают голодом выкурить этот злополучный отряд. Вследствие этого скот закупается в Зайсане. И сегодня, вместе с сотней казаков, усиливающих отряд, отправляется на Кабу. Когда дойдет эта посылка? Не будет ли Пасха для отряда продолжением Великого поста?

P.S. Уже из современных источников я узнал, что этот отряд на китайской территории был выставлен по приказу Семипалатинского военного губернатора А.П. Проценко. А резкий протест со стороны властей Тарбагатайского округа Китая побудил Степного губернатора Г.А. Колпаковского сделать внушение своему подчиненному. Получается, отряд, как и планировалось, простоял на Кабе зиму 1882-1883 г.г., не позволив китайцам притеснять казахов, решивших принять подданство России и оказавшихся на зимовке на территории Китая. Вот такой случай был в наших краях.
взято отсюда: https://konst-ranet.livejournal.com/55399.html
Фото от humus

Tags: #19-ый век, #Казахстан, #казаки, #российская империя
Subscribe
Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments
Дополнил свой текст информацией по фото. Фотографии сделаны примерно в этих же местах в разные годы, приведены здесь в качестве иллюстрации и не относятся к излагаемым событиям.