amarok_man (amarok_man) wrote,
amarok_man
amarok_man

Сказки о Мусе-2

Продолжение истории-сказки о кошке Мусе. Начало здесь: https://amarok-man.livejournal.com/3246642.html

"...Муся открыла сначала один глаз, потом - другой... и огляделась. А посмотреть было на что.

Впереди был большой, просто огромный, сад под таким же огромным куполом-навесом, видимо, от дождя, кошки же не любят дождик.
Но они любят солнышко. А оно было. Висело прямо под куполом, как большой оранжевый шар, нет, как большая лампочка, и все освещало и грело.

Почти под каждым деревом стояли или мягкая лежанка, или картонная коробка. Как же она любила эти коробки, даже самые маленькие, куда с трудом помещалась при всей своей миниатюрности.
Вокруг, образуя как бы стены этого огромного шатра, стояли дома. Самые разные. Деревенские, городские, большие и маленькие, деревянные и из камня. Но все они были низкие. Не больше двух этажей...
Один дом очень и очень напомнил ей тот самый, где она находилась ещё утром этого дня, дом на даче, а другой - тот дом, где она жила в городе. Так сейчас она зайдёт и вернется? Всё так просто?
Она поднялась по ступенькам крыльца. И всё было такое знакомое, даже запах. Но людей не было. Была любимая кровать, на коврике стояли сразу две миски с любимой едой и плошка свежей воды, на окнах кружились мухи, под лавкой шуршала мышь, только людей не было никого. Куда они все подевались? Знакомые запахи, вещи... и так хорошо! Как в раю...
Откуда взялось вдруг в уме такое странное слово?
Чудно...
Столько мух для ловли она никогда и не видала, и мышь под лавкой не шуршала так громко, и в миски никогда не ставили сразу два вида еды, да ещё столько. Тут она заметила под той же лавкой, где шуршала мышь, мячик. Её любимый, из детства. Зелёный. Как она могла о нем совсем забыть?
Лапа сама потянулась к мячу, кошка и не заметила, как обежала с ним сразу все комнаты. Вот это да! И лапы совсем не болели, и даже дыхание не сбилось. Из-под лавки высунулась любопытная мышенция и пискнула: «Ну что, будешь меня ловить или как?» Чудно! Ладно, с мышью она разберется потом.
Неужели это рай? И откуда она знает, что рай – это хорошо?
Тогда надо осмотреться получше.
Кошка попробовала еду – настоящая! Та самая! И вкусно. Чуть поев и полакав чистейшей воды, она снова спустилась по ступенькам на мягкую, зелёную, сочную траву.
Навстречу ей бежала какая-то чёрная кошка. Они мирно разошлись, и Муся оглянулась посмотреть, куда же эта чернушка отправилась, зачем это ей понадобилось к ним в дом? Да, на даче случалось, что чужие коты пробирались в избу, но то были в основном соседские, она их знала, и такой среди них не было. Чудно. И было ещё интересно, что совсем не появилось желания обшипеть чужачку или подраться с ней. У той, похоже, тоже такого желания не было.
Чудно всё это...
И каково же было её удивление, когда она узрела позади себя уже совсем другой дом. Из красного кирпича с коричневой дверцей с маленьким окошком посередине. А в двери, внизу, была какая-то специальная ещё одна дверка, маленького размера. Чёрная кошка уверенно юркнула в эту дверку и скрылась из глаз. А куда же делся родной и любимый её деревенский дом? Муся забеспокоилась, развернулась и затрусила по тропинке назад. И тут, на месте только что увиденного кирпичного здания, стоял он – с детства знакомый бревенчатый дом с крылечком и ступеньками, где на третьей ступеньке есть дырка, а в ней живут пауки. Они тоже не любят дождик.
Она даже сунула для верности в дырку лапу. Большой жирный паук выскочил из щели и помчался куда-то под то же самое крыльцо обходным путём. Вот бы его сейчас поймать, давно она этого уже не делала. То ли паук стал шустрее, то ли она сдала, то ли это уже совсем другой паук, не тот, с кем играла в салочки в юности.
Но, как и с мышью, с ним она разберётся потом. Сейчас есть дела поважнее... Сколько же всего оказалось вокруг! Витые стволы деревьев, по которым можно было лазать, огромные пни, на которых было удобно сидеть. На некоторых стояли плошки с сухим и жидким кормом самых разных сортов, был даже куриный бульон и сосиски! И всё такое тепленькое, приятное, свеженькое, как только что положили. Чудно.
Просто так в разных местах стояли ещё мягкие кресла и большие диваны. На них лежали цветные, красивые подушки.
А сколько тут было котов и кошек! Она никогда не видала столько сразу. Все казались весьма счастливыми, бодрыми и здоровыми.

В больших корзинках копошились слепые котята, которые сосали кошек-мамок. Котята постарше весело гонялись за бабочками по всему саду. Вальяжные толстые коты валялись на диванах и созерцали все то, что происходит вокруг.
Вообще все занимались обычными кошачьими делами. Только совсем не было людей.
А ещё не было больших дорог, одни тропинки, не было машин, ни одной, совсем ни одной, не было собак, ни маленьких, ни больших.
На всех кошках были ошейники разных цветов. Как и в корзинке ангела, белых было не так уж много, а вот голубые попадались чаще. Что бы все это значило? На одной стороне шатра не было домов, было одно огромное, необъятное окно и широкий-широкий подоконник под ним. На нём сидело или лежало достаточно много котов и кошек и все они что-то высматривали в окно.

За стеклом видно было такое же голубое, как обычно, небо и белые облака на нем. На самом краю подоконника сидел кот-ангел. Он больше напоминал подростка. Только молодёжь может так беспечно сидеть на подоконниках. Но был ангелом. И следил за тем, чтобы коты не толкали друг друга и не толпились.
"Что они там все видят?", – подумала Муся. Надо бы и ей узнать. А ещё узнать куда пропадает, а потом появляется родной дом, куда подевались все люди, почему ошейники все разных цветов и вообще что происходит? Она уже было собралась выбрать самого серьёзного с виду кота, чтобы расспросить об этом, как вдруг кто-то выключил солнышко. Раз, и лампочка под куполом потухла.
А на самом куполе появились яркие голубые звёзды. Такие она видала только на даче, в городе никогда. И всегда, когда зажигались такие вот яркие звёзды, шла домой, ночевать на улице ей не разрешали.
"Ночь", – догадалась миниатюрная черепаховая кошка. Значит, надо домой. Да, ночь – это так чудесно. Столько новых звуков, запахов, образов, которых нет днем.
Но она столько лет была послушной девочкой и шла к одиннадцати часам домой, что не могла поступить иначе...
Она точно знала, что дом будет, если повернуться к самой яркой звезде лицом и бежать. Она и побежала. Дом появился быстро, как обычно это было, через несколько десятков шагов она уже снова стояла на крыльце с паучиной норой.
Дверь была открыта, надо только было толкнуть её лапой. Чудно. А обычно она довольно долго сидела на крылечке вечерами и ждала, пока откроют дверь. Хозяева частенько разрешали ей погулять ещё часок после того, как закрывали двери и начинали приготовления ко сну. Так что надо было сидеть и ждать. Ну или быть где-то рядом, чтобы сразу прибежать на зов. А тут – открыто.
Должно быть, она не слышала, как её позвали. Конечно, сад такой большой. Но дома никого не было.
Миски были опять до краёв наполнены кормом и водой, на кровати лежала её любимая старая юбка хозяйки, всё, как обычно, только опять никого. Мышь снова высунулась из-под лавки с вопросом: «Будешь ловить или как?».
Но она получила слишком много информации за один раз, чтобы отвлекаться на мышь.
Наверное, хозяева куда-то уехали и оставили её одну на денёк. В городе такое бывало, это не страшно, но вот на даче никогда...
Завтра надо будет обязательно зайти в городской дом. Она же видала его на той стороне сада, но не зашла. Странно, она никогда не видела раньше, чтобы оба дома стояли так близко. Да и на машине от одного к другому они ехали долго, она даже успевала слегка охрипнуть, пока развлекала всех песнями. Хозяин всегда включал музыку, когда ехали. Но разве ж это была настоящая музыка? Она же может лучше и это надо обязательно всем было показать. А они, глупые, ещё и успокаивали, мол, не бойся, не мяукай и даже говорили - не ори. Кто мяукал, кто орал? Она же пела.
Всё-таки кое-что людям понять не всегда дано, но на то они и люди.
Сейчас хотелось спать. Но совсем не так, как ещё вчера. Это было не бессилие, а хорошая такая, приятная усталость, когда хочется растянуться на чём-то мягком и теплом во всю свою длину или, наоборот, свернуться клубком, пождав под себя лапки и мордочку закрыв пушистым хвостом, и погрузиться в сладкую, тягучую, приятную такую дрёму, сквозь которую иногда слышишь, как вокруг продолжает течь жизнь, но где-то там, в стороне, фоном, за кадром, далеко-далеко.
Вот именно в такой сон Муся и погрузилась. Она слышала шум ветра за окном, шелест листвы, она слышала, как продолжает копошиться под досками мышь, а ягоды тёрна с шумом падают на крышу, она слышала, как ухнула где-то сова...
Но не было среди этого знакомых или даже чужих людских голосов, не было звука проезжающих машин, не было лая собак и дождя тоже не было.
Рай, да и только.
И ей ничего не снилось. Совсем. Когда она открыла глаза, то кто-то уже включил большую оранжевую лампочку под куполом и всё было похоже на обычное летнее, деревенское, солнечное раннее утро. Только хозяева пока так и не вернулись. Чудно...
Тут зато она почему-то вспомнила своё обещание вернуться к ним, да ещё в полосатом обличии, вспомнила радужную дорогу, по которой попала сюда, вспомнила тёплые руки, которые держали маленькое, почти невесомое её тельце и дрожали вместе с ним почему-то.
Не всё так просто. И раз на дворе утро, то у неё есть целый день, чтобы во всем разобраться. Возможно ещё засветло она успеет это сделать, снова окажется с родными людьми и немного глуповатым котом Персиком, а потом её посадят в машину и все вместе поедут в город. И она опять будем им петь! Снова и снова, пока не оценят!
Если её не было только один день, день приезда, который казался субботой, то, значит, в запасе ещё есть несколько часов обязательно! И кстати, если в этом чудном, но довольно приятном месте исчезли все люди, остались одни кошки, то где тогда толстопузый Персик? Вечно он крутился под её ногами. А тут – нету.
Чудно.
А вдруг все люди стали котами? Неужели? Она как-то давно, ещё почти котенком, мечтала об этом.
Лежала в картонной коробке из-под новых детских сапожек и мечтала. Вот бы хозяева стали бы кошками. Тогда бы они научились её наконец понимать. А то просишь у них, просишь почистить лоточек, а они снова еду несут. Или наоборот. Так бы сказал – всё понятно. И ночью бы играть разрешали и на стол прыгать. А маленький хозяин стал бы котёнком, вот бы тогда она ему наваляла тумаков за то, что снял с игрушечного человека, люди зовут его куклой, смешной сарафан и на неё напялил. Вот бы наваляла! Но люди всегда оставались людьми. И как тогда среди этого количества кошек найти своих?
Полные миски еды, открытые двери, никаких собак и никакого дождя... Может быть, это место, где все мечты сбываются? Вот и её детская мечта, о которой и думать забыла, сбылась? А забыла она о ней думать, потому что вдруг поняла, что, если все хозяева станут кошками, то кто же тогда будет кормить их всех? Ещё один хозяин? А вдруг он будет плохим? И ещё тогда она забросила думать об этом.
Тем более теперь не стоит тратить время на эту версию, надо искать другое объяснение всему.
Она просунула морду в дверь и снова оказалась в большом зелёном саду. Так началось её первое утро за мостом Радуги...




И вот она шла по уже немного знакомому саду, озираясь по сторонам. Большинство котов, кошек, котят ещё спали. Кто-то спал в одном лежаке в обнимку, кто-то в коробке сам по себе, кто-то забрался на ветку и спал там, кто-то, видимо, был в домах, потому что в целом животных было меньше, чем вчера днем.
На другом конце сада стоял городской дом. Точнее, она видела даже не дом, а просто дверь в квартиру, за которой и был дом. О, сколько она однажды провела времени перед этой дверью, пытаясь докричаться до хозяйки, сказать, что вот она тут, что она без разрешения, почти случайно выскочила и никто не заметил! С тех пор всё, что по ту сторону двери, было таким желанным.
Не зайти посмотреть, может быть, все люди на месте, дома, она не могла. И дверь оказалась тоже открытой. Не надо было кричать, звать, сидеть и ждать, можно было просто войти.
В доме было тепло, тихо, так тихо, что слышно было, как капает старый кран и ходят часы на стене.
Все вещи были на месте. И миски, опять полные еды, и два лоточка, основной и запасной, совершенно чистый, с чистой свежей газеткой. Но хозяев не было. Никого.
Да, видимо, самой, без посторонней помощи, ей ни в чём не разобраться. Придётся начать общаться хоть с кем-нибудь.
Почти рядом со знакомой дверью оказалось то самое большое, огромное окно, сквозь которое много кошек вчера что-то наблюдали. Сейчас там сидел только ангел и, кажется, ещё дремал.
Кошка подошла поближе, отважилась и запрыгнула на окошко. От шороха лап кот-ангел проснулся.
- Ух, как ты рано встала. Все почти охотились ночью, вот видишь - спят. Ах да, твоя хозяйка рано-рано встаёт, тогда понятно.
- Что понятно? – спросила Муся. Ей как раз было не понятно ничего, абсолютно ничего. Но то, что хозяйка встаёт с рассветом, а хозяин любит поспать, было чистой правдой.
- Ничего, - ответил кот-ангел, - Хочешь увидеть своих? Тогда смотри в это окошко!
Увидеть своих? Ещё бы не хочет! Куда вдруг они подевались, бросив сразу оба своих дома, да ещё зачем-то и как-то придвинув их близко друг к другу?
Муся сразу уткнулась лбом в стекло и напрягла зрение. Видно все было хорошо. Как на ладошке.
Вот он, деревенский сад! А вот и хозяйка. Она на самом деле уже встала, но больше в саду никого нет и ещё туман не рассеялся. Значит, раннее утро. Почему она такая грустная? И зачем рвёт ветки рябины и красиво венком укладывает их на шину от машины? А ещё день назад этой шины под рябиной точно не было...
А вот на тропинке появился и Персик. Рыжий плут, подлиза. Точно - пришёл выпрашивать угощение, хитрец.
А где же я? Где же она сама? Ах, ну да, она же здесь, её же отпустили, она обещала вернуться и, видимо, всё никак. Так дело не пойдёт. Так Персик может обаять хозяйку и завоевать всё её сердце целиком. Или рыжий с белым бродячий кот, что вечно приходит побираться. Молодой и очень наглый. Странно, что его, наглеца, пока не видно. Наверное, по свиданиям всю ночь бегал.
Потом она увидала комнату на втором этаже, ту, куда в последнее время так тяжело было подниматься, но она делала это до последнего дня. Старший хозяин крепко спал. А её кресло было пустым. Хорошо, хоть это место никто пока не занял.
- А на второй дом можно поглядеть? – спросила кошка.
- Пожелай и гляди, – ответил ангел.
Она зажмурилась, а, когда снова открыла глаза, то уже увидала городскую квартиру, где молодой хозяин проснулся и готовил себе завтрак. Ему надо было на работу. Грустным он совсем не казался, ни капельки. Это кошку даже порадовало немножко. Ей же было невдомек, что парень пока просто не знает, что она ушла, ему ещё не сказали, пожалели оставить с этой мыслью одного. Они же с детства вместе. Сейчас он возьмёт этот завтрак и понесёт к тому, что люди называют компьютером. Ох, и любят они эти компьютеры. За что? Ведь они не живые! А она запрыгнет на стол, будет смотреть за бегающей стрелочкой на экране, ловить её. Это весело. А он скажет: «Муся, ну, отстань, ну, не мешай..." и почешет свободной рукой за ушком. Стоп! Как же она запрыгнет, если она тут? Тут она догадалась, что, видимо, молодой хозяин думает, что она ещё на даче и приедет вечером, и ждёт. Как же он будет теперь без неё? А она без него?
Ей нужно вернуться! Ей надо домой! Здесь, конечно, хорошо, тепло и сытно, но без людей чего-то совсем не хватает.
- Мне надо туда!!!! – почти закричала Муся, чем окончательно разбудила кота-ангела, прикрывшего было опять глаза.
Она пыталась прыгнуть в окно с такой силой, что стекло слегка задрожало, но даже не треснуло.
А в голове загудело.
- Нельзя! Вот так просто взять и вернуться нельзя, – покачал головой ангел, - Можно только смотреть. По утрам вот совсем свободно, садись, где хочешь, даже развалиться можешь во всю длину подоконника, потом потеснее будет. Так что приходи по утрам и гляди, как там твои люди живут.
- Без меня? – кошка никогда не знала, что такое слёзы горя, точнее, видела их только у людей, а тут вдруг сама почувствовала, как глаза стали слишком влажными.
- Да, теперь без тебя. Ты теперь здесь.
- А они меня видят?
- Нет, но они знают, что с тобой всё хорошо. Живи и радуйся!
- Я не могу радоваться, я обещала, – не успокаивалась кошка.
- Ну, тогда тебе надо поговорить с самим Кошачьим Богом. Я не могу решать такие вопросы. Я могу только «включать» вам этот телевизор. Вот видишь, Барсик и Маркиз сейчас подтянутся, потом Лапочка придёт, за ней сразу два брата Чип и Дип прибегут, ой, и шума от них, от этих братьев с чудными именами... Тебя-то как величать, Мусей?
- Да, а откуда знаешь?
- Да мне положено знать. Мусь я немало уже повидал, хорошее имя, доброе. Новенькие обычно тут подолгу сидят, старожилы уже своё время знают, когда там, внизу всё самое интересное.
- А как мне с этим Богом поговорить? Скажи скорее, я пойду к нему прямо сейчас!
- Да нет, так сразу не получится. Он очень занят, у него работы много, очень много. Он даже ночью работает, совсем-совсем не спит.
Но на девятый день бог здесь всех новеньких к себе сам зовёт, со всеми знакомится лично, всех слушает. Потерпи.
- Я не могу терпеть! Я обещала! Мне надо домой. Вдруг Персик с ними в город попросится или вообще ничейный рыже-белый кот?
- Не переживай. У Персика своя хозяйка есть, а у другого кота своя судьба. Да, непростая, но своя. Ты лучше вопросы подготовь, что у Бога спрашивать станешь, о чём просить. А то ведь, если сразу не спросишь, на завтра так просто снова к нему не попадёшь, то уже девятый день для других будет. И только раз в 40 дней Бог принимает всех, кто что-то спросить или узнать не успел. А таких немало. Сначала молчат, молчат, когда первый раз приходят, робеют, а потом то то им не понятно, то этого хочется... Можно и ещё 40 дней потом ждать, пока твой черед настанет. Всех предупреждаю – готовьтесь к разговору заранее. Да не все слушаются.
- У меня столько вопросов, сколько я мух за всю жизнь не переловила!
- Ой, нет, на столько Бог никак не сможет ответить... Тогда ступай с ними сначала к Косматому, если он не даст ответа, то к Ангелу-Хранителю знаний, а вот, когда и тот не найдёт, что сказать, с этим и пойдёшь к Богу. Время у тебя ещё есть, как раз успеешь...
- А можно я ещё после обеда приду? – тихо спросила Муся. Не хотела она сознаваться, что сильно волнуется, как бы Персика хозяйка в более сытный дом не отправила на вакантное место или бездомного кота не взяли в домашние. Куда ж ей тогда возвращаться? Два кота в городском доме она никогда не видала за всю жизнь, думала, что так и быть не может...
- Ну, ладно, приходи – ещё поглядишь...

Муся лихо, прямо как молодая, спрыгнула с окна в траву и подумала: «Надо же, там, внизу, у них точно почти осень, и трава начала жухнуть, и урожай убрали, а тут всё, как в мае или начале июня». Любимое её время. Когда дни долгие и гулять дольше разрешают. Чудно...
Теперь надо было найти Косматого. Как успела понять кошка – это кот такой. Он не Бог, не ангел, а просто кот. Учёный. Может, тот самый, что ходил вокруг дуба по цепи кругом давно-давно, а, может быть, просто, кто знал чуть больше других. Но уж больше неё на данный момент точно.
Но всё равно она уже знала гораздо больше, чем вчера. Что она ушла куда-то от хозяев, и они об этом знают и ругаться не будут, что ночевать не пришла. Они знают, что ей хорошо, но почему-то ходят грустные. Она не может к ним взять и вот так просто вернуться, не поговорив с Богом, которого увидит не раньше, чем на 9 день. То есть в запасе было ещё 8 дней, чтобы на момент той важной для неё встречи знать, как можно больше.
Кто же тут Косматый? Может, позвать? Да неудобно как-то вот закричать на весь сад, неуважительно. Ангел сказал, что это большой серый кот, который любит желто-зеленое кресло.
Вот по этим приметам она и станет искать. Сад, конечно большой, очень большой, но если кот такой умный и всем нужный, рассудила кошка, он, должно быть, где-то в самом центре событий, то есть в середине. Вот оттуда она и начнёт свой поиск и будет уже продвигаться к краям.
Может по пути ещё и подскажет кто...

взято с блога : https://tasylda.livejournal.com/37208.html

Tags: коты, мораль, рассказы, сказки
Subscribe

Posts from This Journal “коты” Tag

  • Синие коты Ирины Зенюк

    В журнале уже были подборки с работами этой замечательной художницы и з Беларуси. Но, котов как известно много не бывает. А уж синих котов от Ирины…

  • Пивцо, винцо и мясцо. Коты художника Дмитрия Трубина

    Дмитрий Александрович Трубин (1961) — художник, иллюстратор. Родился в городе Котласе Архангельской области; окончил Мореходное училище,…

  • Кошачий мир Альфреда Майнзера

    Альфред Майнзер— австрийский художник. Его открытки с кошками выпускались в 40-60-е годы и были очень популярны. Кошки в его открытках…

  • Художник Андрей Аринушкин

    Андрей Аринушкин родился в 1964 году в Барановичах, в Белоруссии. Окончил художественную школу и Белорусскую Академию Художеств. Некоторое время…

  • Художник Елена Разина и её солнечные коты

    Солнечные коты и кошки - это вам не эфемерные солнечные зайчики! Глядя на солнечного кота или кошку мы испытываем радость, восторг и удовольствие…

  • Сейчас всё поправлю, только не ругайся

    Довольно старый рассказ о котейских проделках: "...Было сие несколько лет назад. Стоял у меня дома тогда компьютер — даже по тем…

  • Кошки в живописи Генриетты Роннер-Книп

    Генриетта Роннер-Книп родилась в Амстердаме в 1821 году, в семье художника Жозева Августуса Книпа. Училась живописи у отца. После продажи своей…

  • Возьми меня домой

    Небольшая и на первый взгляд ничем не примечательная история, которую рассказала моя знакомая о том, как появился в их семье кот Филька. Красавец…

  • Коты художника Льва Бартенева

    Художник Лев Николаевич Бартенев (р. 1963г) родился в Москве, окончил детскую художественную школу, затем художественно-графический факультет…

Buy for 40 tokens
Тысячи мигрантов из Гватемалы, Сальвадора и Гондураса направляются через территорию Мексики в направлении США. На мексиканской территории беженцы получают пожертвования от местных жителей и продолжают свой путь. Госсекретарь США Майк Помпео выразил глубокую обеспокоенность ситуацией с караваном…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments