amarok_man (amarok_man) wrote,
amarok_man
amarok_man

Сказка о Мусе-3


Продолжение истории-сказки о кошке Мусе. Начало здесь: https://amarok-man.livejournal.com/3246642.html

Сегодня в сказке появляется второй главный герой - Косматый...


Косматый на самом деле был обычным котом, но не простым. Так бывает? Да!
У него были те же лапы, усы, хвост и уши, что и у остальных, просто он был любимым котом Кошачьего Бога.
Даже учителям грешно заводить себе в классе любимчиков, а тут любимчик у Бога?
Наверное, и Боги не без греха.
Косматый без здесь уже давно, почти двадцать лет, и носил черный ошейник. Выходило, что с Мусей они были практически ровесники, но только это и было общим. У них было совсем разное детство, совсем разная жизнь, совсем разный конец.
Наверное, поэтому и ошейники достались совершенно противоположных цветов.
Своего прошлого Косматый не помнил. Совсем. А оно было, хоть и короткое.
Родился он летом на дачах, куда вывезли погулять домашнюю любимую кошку и где она «погуляла» от души. То есть у него была мама, были братья и сёстры. А хозяин? Котёнок сначала был таким маленьким, что люди ему были неинтересны, только мама, братья, сестры, бабочки на цветах. Детство обещало быть радужным и счастливым. Но как-то всё быстро кончилось.
Братьев и сестер забрали разные люди, а он оказался никому не нужным. Глаза слишком узкие, лапы слишком длинные, уши слишком большие, цвет скучный - серый без единого пятнышка.
Правда, шерсть длинная, шелковистая, а хвост пушистый. Но очень короткий, таким уж уродился.
С человеческой точки зрения, видимо, уродился он страшным уродцем. Но было совсем необидно, что братьев и сестер забрали куда-то, а он остался с мамой! Мама – это самое важное!
И было ему тогда всего месяца два... И вот однажды он проснулся и не увидел мамы! Не было никого – ни мамы, ни людей в доме. И сам он оказался почему-то не в доме, а в старом сарайчике на куче сухой травы. Совсем один.
Выживет как-нибудь, если жить захочет, – так рассудили люди. И предали его в первый раз.
И он выжил! Он не просто выжил, а пережил страшную зиму в надежде, что потом снова будет лето, приедет мама и всё будет, как прежде.
Он узнал все лазейки в домах в ближайшей деревне, где люди были и зимой и топили печки, он узнал все помойные ямы на несколько километров в округе, хвост ему ещё не однажды укоротили злые собаки, и он много раз был бит палками. Всякое было, но он выжил.
И дождался, пока в том доме, где он появился на свет и сначала было все хорошо, снова началась жизнь. Он даже увидел через забор её – маму! Но она его не узнала. Зато узнали люди. В страшном, тощем, блохастом и с запутанной шерстью коте люди узнали того самого котёнка, что бросили выживать. Надо же - выжил, подлец Косматый. А страшный-то какой! Правильно его никто брать не хотел. И потом кто-то сказал: «Завези его, чумного, в лес от греха подальше, блох тут еще будет разносить»... Интересно, кто такой грех и почему надо подальше от него держаться.
Кот ничего не понял и, увидев родное крыльцо открытым, юркнул туда. Уже через минуту оказался в каком-то ящике с крышкой, и ящик начал двигаться и колыхаться.
Колыхался-двигался он так с полчаса. А потом его бросили в лесу. Он по запаху понял, что это лес. Только бросили его прямо так, в закрытом ящике. Чтобы обратно не пришел. Могли бы хотя бы выпустить! Он же не дурак, он бы не пришёл уже обратно, но он умел выживать, выжил бы снова, тем более на дворе уже почти лето. Но ящик закрыли плотно и его никто не нашёл.
Так люди предали его дважды. Одни и те же люди предали дважды.
Но кот этого совсем не помнил. Только имя. Так уж получилось, что, когда он пробежал по радужной дороге и оказался перед белой дверью с крылатым котом, его спросили какое-нибудь имя. Он и сказал – Косматый. То самое имя, что дали те, кто предал дважды. Он даже не знал, что оно означает и имя ли это вообще.
Зато теперь жизнь стала сказкой. Много еды, много воды и даже любимое кресло. Как могло быть у бездомного бедолаги любимое кресло? Его, старое, зелёное в жёлтую полоску, рваное с задней стенки, кто-то вывез на местную деревенскую свалку. Да так удачно выбросил, что кресло оказалось под огромной ёлкой, что защищало от снега и дождя даже зимой. А если залезть внутрь, то получался дом. Клоками из этой обивки торчал какой-то вонючий войлок, в нём жили блохи и клопы, зато было очень тепло и почти сухо.
Так кресло и стало любимым. Только тут оно было совсем новым и чистым. Но зелёным и в жёлтую полоску. А сзади, там где была раньше дырка, теперь красовалась дверца, как в самый настоящий дом. И никаких насекомых! В этом месте вообще блох не было. У них, видимо,был свой отдельный блошиный рай. Косматый иногда думал, а есть ли в этом блошином рае коты? Если есть тут мыши, то почему бы там не быть котам? Вот бедняги-то. Это, наверное, ад для котов. Надо бы все спросить у Бога. К нему он и попал, как все, на девятый день.
Кошачий Бог оказался человеком. То есть он был похож на человека. На единственного человека, кто был в той прошлой жизни добр, на старика Ивана, который жил на краю деревни и иногда наливал Косматому молока в баночку из-под сметаны или давал немного супа. Бывало, даже пускал на крыльцо погреться, но крыльцо было таким старым и в нём было столько щелей, что в кресле на свалке выходило даже теплее. А вот за молоко и суп кот был крайне благодарен, даже если такой пир случался всего пару раз в неделю. Кот даже выучил день пенсии, потому что в тот день ему перепадал кусок селёдки и целая картофелина. Королевский пир!
Вот на этого Ивана и был похож Кошачий Бог. Только одежды на нём были новые, чистые, а борода гладкая и ровная, волосок к волоску. А вот глаза всё те же – добрые, добрые.

Когда этот Бог гладил ладонью по голове, то казалось, что это мама шершавым языком лижет, как котёнка. «Какой же ты Косматый? Вот придумали!», - приговаривал Бог и гладил, и гладил, и гладил кота. Шерсть под его ладонью становилась совсем гладкой и мягкой. А прошлое таяло в памяти, как снег по весне. Уходило куда-то далеко-далеко. Так делал Бог со всеми, кто приходил с чёрным или серым ошейником. Гладя, как бы считывал всю кошачью жизнь и стирал, стирал из памяти всё самое плохое и страшное. Жить совсем без воспоминаний - это тяжело, но жить с таким грузом за плечами невыносимо. Однако имя Бог ему оставил. Во-первых, оно не такое уж обидное, если сказать ласково, во-вторых, больше с таким именем здесь никого не было, как кликнет – так точно он и прибежит. А то позови "Барсик, Мурзик или Рыжик" – толпа соберется.
Но даже в этой толпе Бог умел никого не перепутать, всех различал.
Так что все коты с чёрными ошейниками, да и многие с серыми совсем не помнили своего прошлого.
Чёрный цвет ошейника означал «Очень сложная судьба. Предан людьми».
Предательство человеком, тем более хозяином, здесь считалось страшным грехом.
Кто они, эти преданные? Те, кого сначала любили, а потом надоело. Кого купили, как игрушку детям, кого оставили под дверью клиники умирать, потому что больное животное никому не нужно, кого просто не пристроили, не продали и вывезли подальше, как Косматого. Вариаций человеческой подлости очень немало.
И судьба таких кошек Богом признавалась даже более трудной, чем просто тяжёлая судьба и короткая жизнь уличного кота без хозяина и тесного общения с человеком.
Именно обладатели такой судьбы носили серый ошейник. Именно его и получил рыжий котёнок, бежавший по Радуге рядом с Мусей. Он родился в подвале, немного подрос, вылез оттуда всего лишь в третий в жизни раз, убежал от мамы за мухой и тут же во дворе попал под машину. На этом и кончилась его короткая кошачья жизнь...

А вообще Кошачьего Бога каждый кот или кошка видели по-своему. Тем, у кого был добрый и любимый хозяин, он виделся именно им, тем, кто, как Косматый, не познал толком, что такое хозяин, он казался любым добрым человеком на пути, а такой встречается хотя бы раз любой кошке. Ну, а тем, кто не встретил за свою жизнь ни одной доброй души или просто не успел встретить из-за очень короткой жизни своей, Кошачий Бог виделся мамой-кошкой или просто белым облаком, похожим на миску молока. Но всё-таки для большинства это был какой-то конкретный образ, даже для Косматого.
Косматый оказался умным, сметливым, ненавязчивым и ласковым котом. Поэтому Бог стал разрешать ему приходить в свой шатёр немного чаще, поэтому никак не мог решиться вернуть его обратно на землю, чтобы, когда он придёт сюда в следующий раз, не надо было стирать никаких воспоминаний, чтобы они были светлыми и тёплыми. Разочарование в людях вообще, среди которых есть и хорошие, больше всего огорчало Бога.
Так что Косматому вдруг стало позволено коротать вместе с Богом ночи, когда он усиленно работал...
У Бога было много различных книг, свитков, таинственных баночек и коробочек, которые трогать Косматому было запрещено. Но ему никто не запрещал слушать. То, что иногда бубнил себе под нос сам Бог, забывая, что он не один, и то, что иногда говорили его гости. Поэтому Косматый достаточно много знал. Не всё. Бог каждый раз, когда они расставались, нежно гладил кота, стирая таким образом самую секретную информацию, которую никому знать не положено, но менее ценные сведения в памяти кота оставались. Именно поэтому он знал ответы на многие вопросы, но не на все. А ещё он был здесь уже долго и всё прекрасно изучил, куда ведет какая дверь, например, кому туда можно, а кому нет. Он знал, как общаться с людьми там, на земле, но ему не с кем было общаться, потому как Иван отбыл в свой человеческий рай через год после кота, а всех, кто его обижал, он просто забыл.
У него была чудесная жизнь. Почти чудесная. Разве что у окна, где толпились всегда кошки, делать ему было нечего, зато у него случались интересные долгие вечера с Богом и именно ему было поручено особенно внимательно относится ко всем новеньким.
Что он тем утром и готов был сделать. Ангелы сообщили, что новичков на тот день шестеро, котёнок, две кошки и три кота. Удачный день, это немного, всем можно успеть уделить время.
Только он подумал об этом, потянувшись в своем кресле в полосочку, как в нескольких метрах впереди появилась кошка. Маленькая черепаховая кошка с пушистым хвостом и грустными глазами.
- Новенькая, – подумал Косматый, - точно, новенькая.
А тут и Муся разглядела зелёно-жёлтое кресло и большого кота на ней и быстро засеменила навстречу.





- Ты Косматый? – как можно более вежливо начала кошка разговор.
Она вообще была достаточно деликатной кошкой. А тут ещё перед ней был кот минимум в два, а то и в три раза больше неё самой.
- Точно, - ответил кот, - а ты никак Муся, новенькая? У него были сведения, что только одна черепашка среди новеньких.
- Я тут со вчера, – пояснила кошка, - и да, я – Муся!
- Новенькая? - еще раз для закрепления информации повторил кот и спросил:
- Ну, как тебе тут?
- Неплохо. Тепло, неголодно, вроде даже нестрашно. Но мне назад надо, я обещала... Можно попасть назад?
- Назад - это вниз, туда, за окно? Ты уже видала окно, я знаю. Некоторые кошки, особенно с белыми и голубыми ошейниками, его сами находят почему-то в первую очередь, приходят ко мне, а уже знают всё...
- Ой, раз ты начал про ошейники, почему они все разные? И самое главное – как попасть туда, назад? Стекло такое прочное, я пробовала.
- Не тараторь, а то я вопросы понять не успеваю... Про ошейники я вот точно не скажу. Их слишком много разных. Это у нас с тобой чёрный да белый, а есть еще белый с чёрной полосочкой, чёрный с белой, один только Бог может точно во всём разобраться, у него специальная книга есть, где всё записано. Даже если ошейник всего один-одинёшенек такой – всё равно про него будет всё в книге. Я знаю лишь одно, что это как бы знак для Бога и ангелов – как мы сюда попали вообще и что было с нами там, за окном.
- А что с тобой было? Расскажи. Я понять хочу, почему у меня совсем другой ошейник.
- Да я не помню ничего почти. И к окну ходил, только небо увидал, солнце, облака, и во сне подсказки искал. Помню только, как будто Бог и там был и молока мне наливал. И больше ничего. Ещё Тобика...
- А я всё помню, всех. Я же только вчера там была! Там – хорошо!
- Вот, все в таких ошейниках, как у тебя, говорят, что хорошо.
- Значит, это хороший ошейник?
- Значит, хороший... наверное...
- А чёрный тогда плохой?
- Почему плохой? Смотри, какой красивый. Что-то ты мне голову совсем заморочила. Спроси всё у Хранителя Знаний, он должен больше знать. Я знаю одно: ошейники – знак для Бога.
- А какой самый лучший? – не унималась кошка...
- Ну, ты любопытная, однако. Я не могу сказать, какой лучше или хуже, но сама оглядись, поймёшь, какой самый редкий.
- А я уже знаю! Золотой! Их в корзинке у кота с крыльями всего два было. А всего других там, наверно, миллион.
- Ух ты, какая ты внимательная! Заметила. И кот с крыльями зовется котом-ангелом.
- А имена у них есть? Или так и обращаться к ним "господин ангел"?
- Ну, господин – это совсем необязательно, а обращаться - да, просто "ангел". И то, что на них тоже ошейники есть, ты приметила?
- Ой, нет, этого не приметила. Тоже белые? Ангелы все белые, вот и не разглядела.
- Вовсе нет. Вот пойдём на экскурсию – сама посмотри.
Интересно, что же может быть ещё дороже золота, каменья драгоценные, что ли, в этом ошейнике? Но каменья она должна была бы заметить, они ж блестят.
- На экскурсию? Это как?
- Пойдём, я всё вам покажу здесь, чтобы не заблудились.
- Пойдём, я хочу посмотреть! Постой, и кому это нам?
- Вам, новеньким. Вас же шестеро. Вот сейчас остальных соберём и пойдём.
- Ой, а мне после обеда на окно надо, очень надо.
- Успеешь, не так уж тут много всего главного, всё до обеда увидим.
- А как же мы их, остальных, соберём? Столько кошек вокруг! Это мы их до вечера искать будем, и я на окно не попаду, а мне очень-очень туда надо.
- Да не переживай ты. Сейчас позовём. Смотри, что у меня есть.
И Косматый взял в лапы колокольчик. И позвонил.
Муся тут же услышала, наверное, самый желанный звук на свете, на этом, на том, на любом.
Это когда хозяин берёт коробку с сухим лакомым кормом и трясёт её...
Она уже готова была рвануть на звук со всех лап, но одумалась – она же уже здесь, там, где гремит!
И тут же примчалось ещё 4 взрослых зверя. А за ними и рыжий котёнок. У него даже ещё не было любимого звука в жизни, кроме зова мамы, но он был крайне любопытен. Увидал, что мимо кот бежит на всех скоростях, ну и за ним и помчался. Догонялки! Это весело, он с братом играл! Так что даже Косматому его отдельно искать не пришлось.
Неужели все они любят один и тот же корм? Оказалось, что нет.
Перед Косматым на лужайке появилось 6 мисок. Как-то так сами по себе появились.
- А это откуда? -спросила его Муся уже на правах давней знакомой. Все остальные ведь только пришли.
- Завтрак! Не обманывать же ваши ожидания. Подкрепитесь и пойдём.
- А как так вышло, что гремел ты сухариками моими любимыми в форме крестика, а еда у всех разная – вот сухарики в виде колечек, рыбный паштет, мясо сырое, его я тоже люблю, непонятно?
- Да просто всё. Это особый колокольчик. Когда я звоню, каждый из вас слышит свой любимый звук, связанный с едой или чем-то ещё приятным.
Кто-то - как коробка гремит, кто-то - как баночка открывается, кто-то - как нож по доске мясо режет или как молоко льётся в миску. На звук молока в свое время прибежал и сам Косматый к коту по кличке Спасатель, который тогда новичками ведал. Только ошейник у кота был золотой, редкий. Потом он стал котом-ангелом, потом совсем ушёл куда-то. Давно уже это было.
Теперь колокольчиком владел Косматый.
- Ешьте давайте, а то вам ещё много что узнать предстоит. Меня зовут Косматый! Я почти всегда в этом кресле, в самой глубине сада. Если вопросы какие или случилось что, всегда приходите. Если меня в кресле нет, ждите. Я обязательно вернусь. Только, чур, когти о кресло не точить! – прищурив один глаз, наказал кот всем собравшимся.
Он-то знал, сам пробовал, что даже, если до дырки поточить, на следующий день кресло будет опять как новое. И вечером, когда другие не видели, этим иногда забавлялся, но одно дело он сам и своё кресло, а другое дело новички. Надо и строгость проявить иногда. А по рыжему котёнку уже сразу видно было, что хлопот он прибавит, уж очень вездесущ и шустёр. Рай - такое место, где все взрослые животные чувствовали себя просто молодыми, но взрослыми. А котята так и оставались котятами и совсем уходили куда-то вдруг ни с того, ни с сего гораздо быстрее, чем взрослые. Но и за это время успевали обычно доставить Косматому хлопот.
Итак, все поели, встали друг за другом и пошли. Впереди Косматый, за ним сразу влез, конечно же, рыжий котёнок, у которого пока даже не было имени, потом пристроилась Муся опять на правах старой знакомой, а дальше все остальные.
Так и пошли они по тропинке гуськом.
Но тут у Муси родился вопрос. Почему на колокольчик не прибежали вообще все коты? Ведь свой любимый звук точно есть почти у всех. И так ей хотелось его задать, что еле дотерпела до первой остановки.
Первой остановкой оказалась обычная дверь даже без всякой таблички. Но движение около неё было очень активным. Кошки сновали туда и сюда, прямо, как муравьи. Особенно шустрили котята. Косматый толкнул дверь лапой, и все вместе вошли. Перед ними открылась не просто куча песка, а целое море. Нет, океан! Нет, целая пустыня песка! Чистого, мелкого, сухого!
- Вот это теперь ваш туалет, лоток, грядка, у кого из вас что там было. Кому основной, кому запасной, уличный...
- У меня песочница была! – тут же встрял котёнок.
Вообще Косматый очень мудро поступил, начав именно с этого места. Почти сутки все новички были уже здесь, и дом с лоточком был вовсе не у каждого.
У Муси был, но она всегда намного больше любила песок. Так что даже она, сходившая вечером в лоточек, была рада такому замечательному месту. Можно копать сколько угодно, раскидывая песок лапами во все стороны, возводя курганы и откапывая глубокие ямы. И что было особенно чудно, песок потом всё равно становился чистым! А главное, сухим и сыпучим. Это так приятно.


- Облегчились? Идем дальше.
Пока шли дальше, Муся уличила момент спросить про колокольчик, почему прибежало только 5 котов, ну и она бы несомненно тоже примчалась, если бы уже не была на месте.
Оказалось, что этот колокольчик слышат не все. А только новички, на следующий день его услышат уже совсем другие котики, а они – нет.


Дальше все подошли к двери, где был нарисован лежак и около которой сидел кот-ангел.
Он кивнул всем прибывшим.
- Здравствуйте, я Хранитель Снов!
В эту комнату вам можно будет только после того, как побываете у Кошачьего Бога. Она закрыта, ключи у меня. Скажу пока только одно – отсюда можно проникать в сны тех, кто остался внизу, – как людей, так и животных. Но только с моего разрешения! А сам я всегда вот в этом шатре – надо только позвать. И действительно, рядом с дверью стоял небольшой белый шатёр, похожий на туристическую палатку.
- Это мне может пригодиться, – сразу подумала Муся... правда, еще точно не знала, как.
А вот чуть дальше под раскидистым дубом появился шатёр побольше. Размером, как для людей.
По обе стороны от шатра росли красивые кусты роз, с одной стороны розовых, с другой стороны белых. Муся была к розам в общем-то равнодушна, даже старалась обходить их на даче стороной, потому что вечно там кружились кусачие полосатые мухи, которых нельзя было ловить, а сами стебли тоже имели когти. И острые! Но эти цветы её заворожили. Никаких мух, бутонов и цветов очень много, сами кусты большие, зелёные. Очень красиво.
- Это шатёр Кошачьего Бога. Именно сюда вы должны прибыть на 9 день.
- А если забудем? – подала голос кошка, которая до этого всё время молчала.
- Не забудете, - успокоил Косматый, - вас позовут. У Бога тоже свои колокольчики есть...
Что не забудут и не пропустят, это хорошо. Она, Муся, бы не забыла, а вот перепутать день, неправильно посчитать и опоздать на пару часов вполне могла...
А коли позовут, значит, можно не беспокоиться.
Им на пути попадались ещё маленькие белые шатры, как у Хранителя Снов. На одном была нарисована радуга, на другом окно, на третьем книга. Значит коты-ангелы жили в таких вот шатрах. Палатка с книгой была чуть больше, чем у Хранителя Снов, но меньше, чем у Бога.
- Добро пожаловать! – сказал вышедший из этого книжного шатра кот-ангел, - Я – Хранитель Знаний! Жду вас в любое время. Особенно в эти дни, до визита к Богу, чтобы ответить на ваши вопросы, на те, на которые Косматый ответов не знает.
Муся уже было совсем собралась спрашивать, но Косматый показал ей глазами и хвостом, что сейчас не время, что надо идти... Он подтолкнул её даже лапой и прошептал: «Вернёшься ещё, всё успеешь, не дрейфь»
Шатры с радугой оказались домами для Хранителей Врат. Для тех самых ангелов, что встречали за радужной дорогой и выдавали ошейник. Их было достаточно много. А домик с окошком – это шатёр того самого ангела, с которым Муся была уже знакома. Окно было здесь же, рядом, а сам ангел сидел на свое месте.
На подоконнике собралось уже достаточно много публики. Некоторые коты и кошки явно что-то рассматривали вместе и шептались.
Хранитель Окна поприветствовал всех.
Косматому было особо нечего рассказать об этом месте, поэтому Хранитель просто назначил всем встречу на 10 день. Всё-таки, прежде, чем смотреть вниз, лучше было бы, чтобы Бог поговорил с ними с каждым.
Почему он пустил в то утро Мусю? Да потому, что по опыту знал, что кошек в белых ошейниках можно пускать без опаски, а потом, они всегда такие настырные и активные в своем поиске людей, что находят это окошко ещё до экскурсии, как собственно и получилось. Кошек в голубых ошейниках он пускал тоже без волнений. А вот со всеми остальными лучше бы на десятый день.
Рыжий котёнок вообще не проявил интереса к этому месту. Да и Косматый тоже в своё время не проявил.
Кот дал знак всем двигаться дальше, а Хранитель окна, увидав испуганные глаза черепаховой кошки, когда сам упомянул 10 день, подмигнул и шепнул ей на дорожку: «А ты приходи, как договорились, после обеда»...
Муся успокоилась и бросилась догонять Косматого и процессию.
Кот почти показал им всё самое важное. Где найти еду, они и так знали. Еда и вода были всюду.
Нужно было дать лишь некоторые наставления по поводу сна в саду. Ведь многие предпочитали спать именно в коробках и лежаках под деревьями. Тем более, что здесь не было строений, которые представляли бы из себя тёмные и сырые подвалы, в которых обычно ночуют уличные бездомные кошки. В саду было всегда тепло, безопасно и сухо. Кто-то обладал некими знаниями, представлял себе дом мечты, он и появлялся. А кто-то был безмерно счастлив под деревом в тёплом саду. Главное – нет зимы. И собак, и машин... и подростков-садистов.
- Если вы займёте понравившийся вам лежак, домик или коробку, а кто-то скажет, что это уже его любимое место – уступите, пожалуйста, сразу. И осмотритесь. Где-то под соседним деревом обязательно появятся точно такой же лежак или домик или очень похожий. Занимайте и спите спокойно.
- А даже твое кресло появится? – подал наконец голос и тот кот, который на Радуге сначала казался тощим и облезлым, а потом толстым и красивым. Видимо, ему тоже хотелось такое ложе и быть таким же умным и важным, как Косматый.
- Нет, точно такое же, как моё, кресло не появится. Оно одно.
- А почему? – спросили все.
- По этому креслу меня находят новички. Оно приметное, это примета. Если будет целый сад таких же кресел – все же запутаются.
Но вы можете придумать сами себе другое. Сочинить. А потом поискать, и оно обязательно найдётся.
- Надо бы мне сочинить себе любимое дачное кресло, не только в доме, но и где-нибудь в саду, – подумала Муся. Ой, о чём это она? Ведь ей надо назад, домой. С другой стороны, до разговора с Кошачьим Богом ей ещё надо как-то коротать время, и любимое кресло и любимая коробка будут в саду очень кстати. Займётся этим вечером. Чудо! Здесь разрешают ночевать прямо на улице и никто не заставляет идти домой. Может быть, и ну их, этих людей с их разными человеческими правилами? Как она только могла подумать такое? Лучше уж вообще не выходить из дома, но быть с ними, с людьми. Она уже очень, очень соскучилась.


Продолжение следует...

взято с блога : https://tasylda.livejournal.com/37564.html

Tags: коты, рассказы
Subscribe

Posts from This Journal “рассказы” Tag

Buy for 40 tokens
Тысячи мигрантов из Гватемалы, Сальвадора и Гондураса направляются через территорию Мексики в направлении США. На мексиканской территории беженцы получают пожертвования от местных жителей и продолжают свой путь. Госсекретарь США Майк Помпео выразил глубокую обеспокоенность ситуацией с караваном…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments