amarok_man (amarok_man) wrote,
amarok_man
amarok_man

Category:

Сказка о Мусе-10

Продолжение истории-сказки о кошке Мусе. Начало здесь: https://amarok-man.livejournal.com/3246642.html


читать полностью здесь : https://tasylda.livejournal.com/

взято с блога : https://tasylda.livejournal.com/39422.html

Автор сказки - девушка Наташа с кошачьего форума (ник - РОСА).
Вся сказка - по тэгу Сказка про Мусю.

Но к Хранителю Врат кошка в тот день так и не попала. Даже в Раю загад иногда не бывает богат.
Пошла она к своей цели мимо кресла Косматого. Хотелось ей его поприветствовать.
Косматый был у себя. Но сидел на траве. В его кресле расположился другой кот, такой же точно серый весь, но поменьше. Муся чуть было не обозналась. А потом разглядела, что у кота в кресле носочки на лапах. Белые и ровные. На передних носочки, а на задних скорее гольфики. На каждой паре лапок точно одинаковые.
"Прикольно", – подумала Муся. Она была вся из себя асимметричная по раскраске, и все очень уж правильные рисунки её удивляли.
Но больше всего её поразило не то, что Косматый дал кому-то в кресле посидеть, не то, что этот кто-то так расписан расчудесно, а то, что Косматый разговаривал с котом-Хранителем, на котором были очки. Это точно был Хранитель. Весь белый, с крыльями, в плетёном ошейнике, но таком, каких она ещё не встречала, и в очках! Кот в очках для неё был потрясением.
Бабушка в очках – да! Дедушка в очках - да! Хозяин так всё время в очках, только ночью снимал.
А тут – кот. Она как-то под лавкой бабушкины очки увидала. Ну и примерила, как могла. Всё как поплыло в глазах, как поплыло, пол из-под ног ушёл, потолок закружился! Муся в ужасе тогда лапой их каааак поддаст! И ни за что, ни про что получила кусочек курочки внеурочно.
Бабушка дала со словами: «Ах, ты, моя хорошая, нашла, молодец какая. Я со вчерашнего дня их ищу!» Как можно искать такую бесполезную штуку? И как хозяин живёт в этом «тумане»?
Тем временам кот в очках попрощался с Косматым и медленно пошёл по тропинке, ведущей вокруг сада.
- Это Хранитель Врат? – шёпотом спросила Муся у Косматого.
- И да, и нет. Не совсем. Это Хранитель Начала Пути!
- А ты о нём ничего не говорил!
Серый котик внимательно и молча наблюдал, как большой кот и маленькая кошечка говорят о чём-то друг с другом. Совсем как люди беседуют.
- Он тебе не нужен, поэтому и не говорил. Он котика мне привёл.
- Того, что на твоём кресле сидит?
- Ну да, это особенный котик. А Хранитель Начала Пути отвечает за особенных котиков.
- Он особенный?
- В некотором роде, – прошептал Косматый.
- А я? Я тоже особенная! Гости всегда хозяйке говорили: «Какая особенная кошка!» Вот! Мне тоже нужен этот Хранитель. Где его шатёр?
- Вот упрямая ты. Радоваться нужно, что он тебе не нужен, а ты переживаешь. Шатёр его не здесь, ты туда не попадёшь. Он внизу, на самом-самом начале Радуги. Если уж так хочешь убедиться, что тебе не нужен это ангел, и спросить его о чём – беги, догоняй. Он сейчас вокруг всего сада пойдёт, посмотреть на своих подопечных со стороны.
- А про ошейники он знает?
- Знает. Но на самом деле у него совсем другие задачи.
- Мне надо его спросить, почему это я не особенная!!!
- Беги, спроси.
И Муся со всех лап рванулась догонять Хранителя Начала Пути. Кота в очках. Шёл он медленно. Ещё бы, если у него такие очки, как у бабушки. Она бы вообще никуда не дошла. Но пока они с Косматым шушукались, даже тихим шагом ангел успел удалиться на достаточное расстояние. Так что Мусе пришлось пробежаться.
- Здравствуйте, Хранитель Начала Пути!
- Здравствуй, здравствуй. Что-то не припомню, чтобы я тебя сюда приводил.
- Я сама пришла, – гордо заявила Муся.
- Ну, и умница.
- Можно вас спросить?
- Спрашивай.
- Почему кот на кресле Косматого особенный, а я нет? Я тоже хочу быть особенной.
- Вот что я тебе скажу, – ответил Хранитель, продолжая медленно обходить сад, посматривая по сторонам, - Особенным котикам, когда они оказываются в самом начале Радужного пути, не стоит завидовать. Особенные они не потому, что краше, умнее, сильнее или чем-то лучше. Они просто другие, не как все те, кто шёл с тобой рядом по Радуге.
- И чем этот серый кот другой? Я видела, что он такой же, как все!
- Другой – не всегда значит, что у него пять лап или два хвоста, ты пойми. Все котики разные. Кто-то не слышит и не слышал никогда.
- Как Беляш? Он тоже особенный котик?
- Да вы уже знакомы? Это хорошо. Как он?
- Нормально. Мы около Хранителя Знаний познакомились. Я ему на все вопросы сама ответила.
- Ай, молодец. А что он к Косматому не пошёл?
- Он дорогу забыл...
- Это я виноват. Не было же у него в жизни любимого звука, чтобы на колокольчик к Косматому прибежать. Он вообще все звуки, считай, только здесь и расслышал. Такого котика я должен был сам отвести. И вместо того, чтобы проследить, что он всю дорогу запомнил, я у него на поводу пошёл.
- Это как?
- Да он останавливался каждую секунду. Дай послушать, как ветер дует, дай послушать, как трава шуршит, дай послушать, как птица поёт, дай послушать, как лапы ступают. Слушал, слушал, всё слушал. В итоге на экскурсию мы последними пришли, а дорогу к Косматому он не запомнил. Но как раз за него я не сильно переживал. Беляш ведь на улице глухой жил. Представляешь, какой у него опыт выживания?
- Не представляю, – созналась Муся.
- И хорошо, что не представляешь, и не надо. Просто я знал, что, если ему больше свободы сразу дать, он в конце концов быстрее освоится. Так ведь и вышло. Всех, кого надо, сам нашёл, даже тебя. А тебе спасибо за то, что всё ему рассказала.
- Только чуть не лопнул! – уточнила Муся.
- Так не лопнул же, – засмеялся Хранитель, - Ты ж не дала.
- Ну, расскажи, расскажи ещё про особенных котиков! – попросила Муся.
- Ладно, пока сад обходим, расскажу, но потом мне вниз надо, ты уж извини.
- А зачем мы обходим сад?
- Смотрю я, как кто из особенных котиков тут устроился. Лучше, чтобы они меня не видели, ты потише ступай, не шуми. Если что с кем не так, решение принимаю, кого на помощь позвать – Косматого, ему чаще всего достаётся, другого Хранителя или даже самого Бога. Но это редко бывает. Ведь моя задача в том и состоит, чтобы все особенные котики сразу почувствовали себя здесь в безопасности.
- Это я сразу почувствовала! – призналась Муся, - Ещё на дороге появился такой запах, какой, думала, я забыла. А здесь раз - и вспомнила, как будто и помнила всегда. Меха, молока, тепла...
- Ааааааа, это аромат счастливого детства. На самом деле хотя бы пять минут такого счастья бывает даже у самых несчастных по судьбе котят. Даже те, кто никогда-никогда не чувствовал этого аромата, всё равно здесь его начинают понимать. Потому много поколений назад его знали и понимали. Вот не видела кошка никогда в жизни мышь. А потом видит и понимает – мышь!
- Да, да, да, как у меня! – поддержала Муся.
- Не перебивай, а то собьюсь. Так и с этим запахом. Им окутана вся Радуга. И когда ты идёшь на голос, то этот запах успокаивает и подтверждает, что всё хорошо, всё спокойно, как в детстве, когда ты ещё ничего-ничего не видишь, но чувствуешь, поняла?
- Вроде бы, - не очень уверенно ответила кошка, - Но мы все его чувствовали, и я, почему же другие особенные?
- Потому что им этого мало, чтобы начать жизнь здесь. Я уже начал рассказывать, ты перебила, мы отвлеклись. Вот Беляш, он не слышал всю жизнь, котик Брайль - не видел, у кошки Мышки лапочек с рождения не было, вообще.
- Ужас какой, – вздохнула Муся...
- Да, это сложно. Но есть ещё и такие котики, у которых и с ушками, и с глазками, и с лапками, и со всем телом совершенно всё в порядке, но всё равно они другие. Есть бояки. Они всего боятся, даже собственного хвоста. Они даже хозяев боятся. Не хотят бояться, а опасаются. И никогда в жизни они не знали, что такое не бояться. Вот ты знала, как это быть молодой и здоровой, поэтому обретённые молодость и здоровье тебя не напугали, обрадовали. А они могут снова испугаться того, что перестали бояться. Потому что такие бояки, что даже Рай так сразу не может избавить их от страхов так быстро, как остальных. Но такие уж совсем трусишки встречаются редко, очень редко. А вот разные другие случаи, когда кот совсем не трус, но боится, чаще попадаются. Есть котики, которые не видели никогда людей в своей жизни, но с ними проще, а есть такие, которых собаки растили или даже обезьянки на дереве. Есть те, кто людей хорошо знает, а ни одного котика в жизни не встречал, бывают даже те, кто дневного света и солнца никогда не знал, под землёй жил.
"Так не бывает", – подумала Муся. Ну, чтобы людей не знать. Даже дикие кошки людей видят... люди, они же везде...
И чтобы других котов не знать никогда, тоже не бывает. Хотя... хотя откуда такая уверенность? Она ведь тоже только здесь поняла, что в городской квартире очень даже может жить два кота, три кота и сколько угодно котов. А не одна кошка, как было у неё.
Ну, все равно. Жила-то она одна. И на дачу даже могла бы не ездить, если бы не было дачи.
Значит, ни Ваську, ни Персика, ни деревенских котов - никого бы она не узнала. Но всё равно бы видела собратьев! В окно их было всегда видно. А ещё у соседей кошка была, они с ней через балкон переглядывались. И у соседей напротив тоже. Когда хозяйки разговаривали по-соседски, Муся свою мордочку в дверь просовывала, а Сноу - в свою, только на лестницу их так никто не выпустил для знакомства. Только морда чуть дальше в дверь просунется, как та или другая хозяйка раз легонько ножкой - и любопытный нос назад задвинет. Совсем не больно, но немножко обидно.
- Так не бывает! – наконец-то вслух решилась высказаться Муся.
- В жизни всё бывает. Такого, что сам никогда не придумаешь. А что за примером далеко ходить? Вот кот Штиль, что сегодня в кресле Косматого сидел, – он не только котов не видел, но и деревья, лес и много чего ещё! Зато он воды не боится совсем. Вот такой котик. Всего нового вокруг опасается, даже дрожит иногда, а воды не боится, хоть в речку его кидай.
- А почему?
- Потому что Штиль – корабельный кот. Он всю жизнь свою, довольно долгую, прожил на корабле. И там он был всего один-единственный кот. Всеми любимый. А вокруг море, море, море, много-много-много воды, куда ни посмотри, одна вода. Вот он людей знает, воду знает, а всего того, что кажется нам самым обычным, не видел никогда!
- Ух, ты! Я ему всё покажу! Я ему помогу! – засуетилась Муся.
- Вот спасибо тебе. Так и сделай. Косматый тоже за ним присмотрит. Я на экскурсию его привёл. Сегодня она позже будет, новеньких мало, но все ночные. Надо им дать освоиться часок-другой при свете дня, чтобы любимый звук от Косматого уж различить смогли среди прочих чувств своих. На этот раз мы со Штилем аж первые пришли... Потому что он быстро бежал, чтобы не так бояться. Но уже осваиваться начал. Мне сначала так вообще пришлось маску на лицо надеть, как у человека, и капитанскую фуражку. А сейчас он меня уже, как котика, признаёт, значит, дела на лад пошли. Вопросы задавать начал. Тоже хороший знак. Как и с мышью: увидев кота первый раз, всякий кот поймёт, что перед ним кто-то, кто есть он сам. Это всё где-то Богом давно прописано, ещё от далеких предков. Но, когда такая встреча происходит первый раз не просто в жизни, а даже после неё, – это же страшно, верно? Поэтому я и встречаю внизу, ведь по Радуге идёт не то, что ещё один другой кот, а сразу много! Представляешь, как страшно? Я его крылышками от всех прикрывал, он не видел других, они его тоже.
- Представляю, – кивнула Муся. Это она даже честно и легко представляла. Сразу много котиков она тоже встречала нечасто, и да, немножко страшно ей было. Но, видимо, не настолько, чтобы ее встретил этот ангел.
- Кресло у капитана в каюте стояло, – продолжил тот. Для Штиля это знакомый предмет по форме своей. Вот Косматый и дал ему посидеть, чтобы ещё осмотрелся. Завтра на него гляну, но я уже вижу - всё в порядке будет.

На самом деле история Штиля была такова.
Родился он в порту. В какой-то коробке со стружкой. Всего один родился. Мамка являлась портовой кошкой, каких в порту было много, прожила здесь по портовым меркам долго, лет 10 точно, её все знали. И прижила в этот год только одного котёнка. И надо же было так случиться, что, когда пришла ему мысль первую в его кошачьей жизни мышь поймать, ящик, который столько дней был никому не нужен, вдруг погрузили на корабль!
И отправился её сын в дальнее плаванье.
А на корабле его быстро нашли, в ящик только хотели запасы еды на дорогу сложить, как - батюшки, там котёнок. До этого на корабле жил кот – Боцман. Но в одном из портов сбежал куда-то вот уж месяца три как...  Надоело, видно, ему плавать. Так что новый член команды был бы кстати. Назвали, правда, не Боцманом. Потому что человеческий боцман был против. Пару раз прибегал на зов капитана, когда тот кота звал, и ему это очень не понравилось. Не по делу же, а по недоразумению.
Поэтому кота решено было назвать Штиль. Самая хорошая морская погода. Произнеси чаще и накликаешь нужную погоду!
И стал кот талисманом на корабле. Вся команда - его хозяева, а капитан - главный хозяин, а весь корабль - дом. Кок – сразу после капитана главный. Судно было грузовым, пассажиров на нём не было, животных никого не перевозили, кроме мышей да крыс. Те как-то сами, без оплаты проезда, катались. И для них Штиль, как подрос, стал грозой и контролёром!
Так что, на корабле были у него в друзьях только люди. Видел он чаек в небе, видел кита в море, видел рыбу всякую разную, а вот ни котов, ни собак, ни вообще суши ему видеть не доводилось.
Что ему нисколько не мешало быть счастливым котом. На время остановок у берега кота закрывали аж в капитанской каюте с большим креслом и вкусной едой. Чтобы не сбежал.
Уж очень его все полюбили, баловали. Боцман кот с характером был, сам по себе кот, даже в руки никому не давался. А Штиль такой ласковый... Всегда был рад и на ручках полежать, и помурлыкать. Или просто выслушать. Когда люди так долго далеко от родных, то им иногда хочется кому-то рассказать, как они скучают, о чём думают, чего хотят. Вот кот всех и выслушивал. Не перебивая, очень внимательно. За что его и любили. И каждый раз набирали ему на берегу два мешка самого мягкого песка для туалетного ящика.
А когда судно не ходило в море, так Штиль со сторожем оставался, а капитан его почти каждый день навещал. И верил, что кот-талисман охраняет его корабль даже лучше, чем сторож.
Жизнь удалась. И продлилась она 12 лет. А потом Штиль захворал. Случилось это в море. Может, рыбы ему много давали, может, мышь какая попалась с ядом внутри, может, просто черёд пришел.
Все переполошились ужасно. И не потому, что это был талисман на удачу. Потому что любили кота очень. Фельдшер корабельный, как мог, ему помогал, даже курс сменили, чтобы доктора на борт вызвать. Но не успел доктор. Умер котик тихо и быстро. Его похоронили по всем морским обычаям. И многие плакали. Здоровые мужики, морские волки, плакали по коту...
Но всю эту историю Хранитель Мусе рассказывать не стал. Это личное.
- А как ты там внизу узнаёшь, что кто-то - особенный котик? Нет, ну, когда с лапками что, – это и я бы поняла, а вот Штиль? Он же обычный из себя кот.
- Так очки у меня для чего? Они волшебные, Бог дал. Я смотрю на всех котиков, которые на Радугу первый шаг делают, и «своих» сразу определяю. Их мало. И это хорошо. Над всеми котиками свечение есть. И над людьми тоже. Оно называется - аура. Это такой невидимый свет. Если спокойный, ровный, как радуга, где один цвет плавно переходит в другой, – значит, всё нормально. А если один какой цвет мигает сильно – это знак для меня. Чаще всего красный мигает. Это страх. Конечно, все и боятся, и волнуются, и не понимают, что случилось, когда на эту дорогу приходят, но у них красный цвет слегка лишь мерцает, а у тех, кому очень страшно, мигает так, что глазам больно. Сейчас ещё компьютер есть. Он в этом большая помощь. Очки - символ. Они, как связь времён. Я ношу, следующий после меня Хранитель носить будет.
- А кто сейчас там внизу вместо тебя?
- Второй Хранитель. Нас двое. Этого достаточно. Один тут, один там, даже на отдых время есть.
- Ну, вот - увидел ты Штиля, а дальше что?
- Дальше я его сопровождаю. Или до середины пути, до двери для особых котиков. Или до конца. До конца, когда понимаю, что страх отступает, что котик вполне может со всеми вместе быть, что так лучше будет. А когда случай сложный, то завожу во Врата для особенных котиков.
- И ошейник сам даешь?
-  Да, сам.
- Тогда ты мне о них расскажешь?
- Ты о чём слушать хочешь? О том, что для меня главное, или уже об ошейниках? Выбирай. Потому что всего пути у нас вон до того дерева осталось, и я вниз.
- Ой, тогда давай, давай лучше о главном. Об ошейниках я у Хранителей Врат расспрошу.
- Правильно. Я сам у них иногда спрашиваю. Потому что подопечных у меня мало, а они лучше знают, если случай сложный по части ошейников.
Ну, так вот. Иду я со своим котиком особенным по Радуге. Во-первых, он меня не видит. Потому что увидеть кота с крыльями и в очках, когда всего вокруг боишься, – это ещё страшнее. Во-вторых, чтобы и другие меня не видели. Как могу, помогаю. Ошейником своими с травами. Они успокаивают. Крыльями оберегаю, чтобы не толкали того, кто не видит, не затоптали того, у кого лапы заплетаются, и так далее. Вот Мышку почти на крыльях нёс. Она сначала ползла, как обычно умела, а как лапки появились ближе к середине пути, так запуталась в них и упала. Напугалась так, что сердечко чуть не выскочило у неё.
- Да вот же она, – обрадовался Хранитель, показывая Мусе на светло-дымчатую кошку на лужайке, - Погляди, как резво скачет. Ты только посмотри! Вот и хорошо всё у Мышки.
Какой ошейник был на кошке с такой трудной судьбой, Муся на разглядела, она рассматривала ошейник самого Хранителя. Это какие такие травы? И на самом деле в соломку, такую же, как у других, были вплетены пучки разных трав. Пахли они очень приятно. Как бабушкины капли, что она на ночь всегда принимала.
А ещё ошейник от них больше походил на венок, и это было красиво.
- А дальше что? – забеспокоилась Муся, увидев, что до конца пути осталось совсем немного, а ещё не всё она поняла.
- Дальше? На чём мы остановились? Так вот, когда страх или другое какое плохое чувство сильнее обычного горит, к середине пути мы заходим во Врата Середины Пути. Другие их не замечают, мимо идут.
- Я не видела, – подтвердила Муся.
- И там особенный котик попадает в самую-самую привычную для себя обстановку. Штиль оказался, как будто на корабле, где всё ему было знакомо.
- С людьми?
- Нет, никого с земли, снизу, сюда позвать никак нельзя. Никак-никак. А вот в исключительных случаях, когда на самом деле всё очень тревожно, кого-то из другого рая или из этого. Лучше, конечно, людей не беспокоить. Может, у этого кота кот очень хорошо знакомый был, которого точно не забудешь, тогда его. Или пёс. Если никого не нашлось, кто может успокоить, не выходя из этого особого пространства в первые часы, то тогда человека. Но это совсем в исключительных ситуациях с личного разрешения обоих Богов, и людского и человеческого. Не очень это и хорошо - разные другие миры ворошить... без веского основания. Посему чаще всего я сам справляюсь. Нахожу какие-то варианты. Вот недавно больничный котик был, который за двери больницы всего два раза выбегал и напугался тогда до полумерти, чуть раньше срока сюда не попал. Так я халатик белый надел, крылышки под него заправил, он меня на фоне таких же, как в той больнице, стен за доктора принял. Потом успокоился, и всё понял. Тем более, что такое умирать, уж он-то знал. Видел, как у людей это бывает. А со Штилем мы на корабле были. Я – капитан. Правда, маску сначала пришлось надеть. Как лицо у людей, такую...
У него никого в другом рае не нашлось. Команда молодая, все живы, здоровы, а котов он же не знал никогда, да и собак тоже.
А маму забыл давно. И она его тоже...
Так уж кошачий мир устроен. Запах счастливого детства с нами остаётся, а родственные связи теряются быстро, не так, как у людей. Всё-таки мы из мира зверей. Котята забывают своих мам, а пап и вовсе не знают, братья - сестёр, сёстры - братьев.
Если бы у нас всё, как у людей было, – запуталось бы всё безвозвратно. Слишком бы всех было много и всё было бы сложно, а с учётом возможных возвращений тем более... Так Бог говорит. Он, я думаю, всегда прав. Хотя бы потому, что он мудрее нас.
- Я тоже так думаю, – согласилась Муся.
Ведь и правда. Она помнила, что у неё вроде были котята, дети, но никогда за всю жизнь не думала больше о них. Только в тот день, когда хозяйка отдавала их приходящим в дом людям.
Если она так делает, значит, так надо. Муся даже искать детей не стала, видела же – унесли их.
И не возникло у неё желания узнать, а есть ли здесь кто из них, в этом раю? На самом деле были уже тут её дети. Но и они не искали маму, и она не взялась их искать. Папаши-то их точно должны быть здесь. Но их она даже помнила смутно. Разве кроме старого Рыжего, уж очень он был настойчив и на рыжих детей талантлив. Его, может, найти? А зачем? Может, давно он уже вернулся назад и ещё жизнь там прожил, найди его теперь. Как и всех остальных.
Вот у дедушки тут и мама, и папа. Всех он помнит, все друг друга нашли. А ей стоит поискать маму и папу? Про папу она знала со слов хозяйки лишь, что он рыжим был. А мама... мама вроде ей чёрной виделась, или тоже это хозяйка рассказывала. И никакой особой такой любви не возродилось, не вспыхнуло. Не появилось желаний бежать, искать, обнять. Всё-таки кошки не люди.
Видимо, правильно всё Бог так придумал. Если кошки по два раза в год по 5 детей производят, да ещё так лет 10 подряд, да ещё если у каждого ребёнка - свой папа, это с учётом внуков и правнуков от каждого ребёнка и всяких там внучатых племянников и сводных по папам родственников какая же семья будет? Голова лопнет от попытки всех просто запомнить. Правильно всё. У людей своя система, а тут своя.
Всё это как-то сумбурно пронеслось в маленькой кошачьей голове. И даже без всех этих родственных воспоминаний голова уже переставала вмещать полученную за последнее время информацию.
Разговоры получались какие-то всё более и более философские, простые вопросы влекли за собой более сложные. И она уже начинала всерьёз волноваться перед встречей с самим Богом. Если уж Хранители такие суждения сложные для понимания имеют, то как говорить с Богом? В любом случае это будет ещё не сегодня.
А вот ни одно словечко про ошейники в её голове сейчас уже не удержится. Надо для начала поспать. Во сне ведь оно как бывает. Всё важное в памяти остается, а лишнее тает, уходит, забывается и новое место для важного в памяти освобождает.
Так что, покушать для лучшего сна и вздремнуть. Потом надо бы Штиля поискать. А то как-то нехорошо вышло. Котик такой особенный, а она с Косматым пошепталась, пошепталась и даже привет новичку не сказала. И обещала же Хранителю присмотреть.
И кошке с котятами помочь обещала... Занятая, выходит, она теперь кошка. Зато время так быстрее идёт. И на Окно надо забежать, спокойной ночи ветерком своим в окошко пожелать ближе к вечеру. Если бы Муся умела писать, то, как хозяйка её иногда, составила бы список дел и повесила бы на все видные места.
Понятно, почему теперь так люди делают. И что такое «подожди, я занят». У неё и занятий
раньше было – поесть, поспать, мячик погонять, в окно посмотреть и всё сначала. И никаких обязанностей. Разве что ластиться. И никому никаких обещаний. Кроме разве что одного – вернуться!
А тут и рыжий котёнок, и Беляш, и мамка с детьми, и Штиль, Мурка неясно, как ещё наверх сбегала... может, и ей подсобить в чём надо.
Ей казалось, что она всем нужна, и это чувство было для неё ново. Там, внизу, она тоже была всем нужна. Все хотели погладить, за ушком почесать. Но это другое. Там внизу, они свои проблемы умели решать без неё, она была удовольствием. А тут всё иначе. Это совсем другая нужность, которая наполняла её райскую жизнь особым смыслом.

Tags: коты, рассказы, сказки
Subscribe

Posts from This Journal “сказки” Tag

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments