amarok_man (amarok_man) wrote,
amarok_man
amarok_man

Ижорцы

отсюда : https://neidealnaj.livejournal.com/173965.html

Мы приехали искать причины вымирания народа,
а нашли целую культуру

Глубоко в Ленинградской области, на тихом Сойкинском полуострове, уже много веков как, обосновался спокойный, серьезный народ ижоры. Они всегда отличались от своих соседей, гордились своими традициями и самобытностью. Малочисленный народ (максимально их было около 20 тыс) с очень богатой историей, которая сейчас хранится в небольшой деревне Вистино. Среди стройных сосен спрятался небольшой зеленый домик с треугольной крышей. В нем-то и находится кладезь информации об ижорах.
- У нас задание.
Мы хотим узнать, почему вы, ижоры, вымираете, и как это предотвратить? - примерно с такой фразой наша команда заваливается в домик.



Не то чтобы в Вистино ждут каждого существующего журналиста, чтобы рассказать всем и вся об ижорах, чтобы мир знал, кто они такие. Нет. Елена Кострова, хранительница ижорского этнографического музея, глубоко вздыхает, скептически смотрит на нас… и посылает на экскурсию.



Вымирать-то никто не собирается.
Историческая справка

Древнейшими жителями Петербурга, а точнее его территорий было племя ижора («ижера») именем которых звалась вся Ижорская земля или Ингерманландия (по обоим берегам Невы и Западному Приладожью), переименованная впоследствии в Санкт-Петербургскую губернию.

Первое письменное свидетельство об этом племени относится к XII веку. В нем папа Александр III наряду с карелами, саамами и водью называет язычников Ингрии и запрещает продавать им оружие. К этому времени ижорцы уже наладили прочные связи с пришедшими на соседние территории восточными славянами, и принимали активное участие в образование Новгородского княжества. Правда, сами славяне культурный элемент ижорцев различали слабо, называя все местные финно-угорские племена «чудью». Впервые, в русских источниках заговорили об ижорцах лишь в XIII веке, когда те вместе с карелами вторгались на русские земли.

Лишь в 1721 году Петр I включил этот край в Петербургскую губернию Российского государства. Во время ревизии 1732 года в Ингерманладии насчитали лишь 14,5 тысячи «старожилов ижорян».
По данным академика П. Кеппена в 1848 году в 222 селениях Петербургской губернии проживало 17 800 ижор, а в соседней выборгской губернии – еще 689 человек. В середине XIX состоялось новое «открытие» ижоры как народа, обладающего удивительной песенной культурой: у ижор записано более 15 тыс песен!
С конца XIX века численность ижор начала сокращаться: в северной и центральной части Ингерманладии ижоры ассимилировались превосходящим их по численности финским и русским населением. В 1926 году насчитывалось уже 16 137 ижор. В это же время осуществляется попытки поддержки ижорской культуры: организуется Сойкинский ижорский национальный совет, позднее создается ижорская письменность, издаются учебники на ижорском языке и вводится обучение на родном языке.
Но события 1930-1940 х годов нанесли самый значительный урон ижорскому народу и его традиционной культуре. Большое число ижор пострадало от последствий колонизации. В 1937 году была прекращена всякая общественная деятельность на ижорском языке, закрыты национальные школы. В году войны на ижор обрушились новые испытания: подавляющее большинство вывезли в Финляндию, через концлагерь Клоога на пароходах. Многие погибали от различных инфекционных болезней. Из 7000 в первую неделю погибло 1000 человек от различных болезней. Потом ижоры проживали в Финляндии, использовались для различных работ. С мест высылки вернулись в Советский союз не все, а тем кто смог запретили селиться в их родные дома и деревни. Началась этническая скрытность, потому население очень сильно уменьшилась.
Сейчас насчитывается только 262 ижора.

По ходу экскурсии мы узнаем, как одевались ижорские женщины, сколько у них было головных уборов, как они стирали и где модничали. Рассказ экскурсовода Никиты Дьячкова настолько полон деталей, что, кажется, будто он сам видел, как десятки лет назад молодая девушка вышивала себе полотенца для приданого.

На полотенцах нет ни узелка, ни пропусков – оно идентично с обеих сторон. Женихи выбирали себе невесту по вышитому полотенцу: если все одинаково, без ошибок и брака, значит, девушка станет хорошей женой. Кстати, одно из таких полотен действительно есть в ижорском музее. Вещице более 100 лет.
А принесли полотенце местные жители. Вот так, разбирая чердак, нашли важный экспонат.



Старинные предметы хранятся у ижор в домах. Некоторые люди переделывают традиционные дома, и все эти вещи становятся ненужными, их просто выбрасывают. Более сознательные жители приносят сюда в музей. Каждая эта вещь может рассказать более подробно и более интересно о традиционной ижорской культуре, - поясняет Никита Андреевич



После исторического ликбеза, мы понимаем, к кому приехали. Только тогда экскурсовод Никита Дьячков отправляет нас общаться с Еленой Ивановной. До этого смысла в разговоре бы не было. Мы приехали делать материал с неверным посылом. Слово «вымирающие» относительно ижоров больше у нас не звучит. Это малочисленный народ, чья ассимиляция – нормальный процесс, происходящий с любым небольшим народом. А вот традиции, культура и история не исчезнут, пока есть люди, которые этим занимаются, изучают и передают последующим поколениям. До тех пор, пока есть люди, которые этим живут.
Не то чтобы мы поехали с отсутствием даже приблизительных знаний… Мы старательно погуглили тему: что к чему? - однако, все это было впустую. Только увидев своими глазами музей, из первых уст услышав историю и лично пообщавшись с ижорами, – мы поняли, что традиции и культура тут живы и исчезать не планируют.



Нам повезло познакомиться не просто с ижорами, которые знают о своем прошлом. В музее мы нашли человека, которого можно назвать душой и сердцем этого народа. Елена Ивановна, честно говоря, сначала нас напугала своей серьезностью. Будто очень устала от внезапных вспышек внимания журналистов, громких выводов про исчезающие ижоры, небрежных заголовков в СМИ…

Однако в характере ижоров – сдержанность и гостеприимность, если они видят, что гости хорошие.


За чашечкой чая Елена Ивановна рассказывает о деятельности музея, о проблемах, которые не так уж и важны, когда занимаешься тем, что любишь и чем горишь. Мы приехали узнать о проектах, о финансировании и мероприятиях, о программах популяризации ижорских традиций... А нашли настоящую культуру, которая начинается только внутри каждого конкретного человека. Елена Викторовна, все еще смеясь над тем, что ее народ вымирает, показывает вышитые росписью полотенца. Эти работы сделали ученицы на занятиях. Причем возраст учениц уже раза три перевалил за 18. Бабушки с огромным удовольствием и не менее большими нервами, старательно осваивают эту технику шитья.



“ - Что сложного: взять, нарисовать ижорскую свадебную куклу, сделать 15 копий и раздать детям, чтобы раскрашивали? Очень большое финансирование нужно, миллионы! Главное ведь желание. Мы вот сделали такие раскраски, и с детьми учим элементы национального костюма, учим традиции (зачем нужна свадебная кукла, например), еще и речь развиваем, разучивая элементы наряда. "
Дети рисуют, изучают краеведение, ткут коврики на станках и лепят горшки в мастерской. А если, например, станков не хватает, Елена Ивановна делает простейшую модель из картона и ниток. («Вот вам и занятия на мелкую моторику, все просто») И на каждом таком примере повторяет, что главное начинать с себя. Как она, как Никита Андреевич, сам выучивший язык, как Дмитрий, гончар, работающий в мастерской без воды.



- Знаете почему ижоры такие сдержанные и серьезные?
– улыбаясь говорила Елена Ивановна,

– Потому что море не любит растреп. Вот вы видите, вы из Петербурга приехали, даже на гончарном круге горшок с завитками сделали, а у нас все сдержано, лаконично, практично.



– Мы могли бы сидеть и ждать чуда, но тогда бы тут всего этого не было. А так, мы сами по чуть-чуть собирали, создавали, нас стали замечать и помогать. Вот будем строить новую гончарную мастерскую. На учебные пособия деньги выделили. Ведь финансирование на пустое место не выделяют, спонсируют уже какой-то существующий проект. А проект начинается с людей, которые им занимаются, – объясняет нам директор музея.

Музей ижорской культуры – это не просто здание,
где лежат артефакты.
Елена Ивановна – не просто сотрудник бюджетного учреждения. Вистинский музей - это место, где живет культура ижоров. Это место, где каждую бабушку, занимающейся росписью, знают по имени и за каждую переживают. Это место, где могут воспитать в детях национальную аутентичность в ходе веселой игры. Тут никого не прогонят, потому что чего-то не знают или в чем-то ошибся. Наоборот, все расскажут и покажут, объяснят свой образ жизни и идеологию.
Елене Ивановна было важно объяснить нам, студентам, которые приехали освещать проблему вымирания народа, одну вещь.
Число людей не так важно, если каждый из них знает, кто он, откуда он, помнит свою историю и передает все эти знания своим детям. Или дети передают взрослым





project312178.tilda.ws Они живы!
Tags: Петербург, этнография
Subscribe
Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments