amarok_man (amarok_man) wrote,
amarok_man
amarok_man

Category:

К столетнему юбилею "неполживца". Часть 3-я

Продолжение. Начало здесь: https://amarok-man.livejournal.com/3973927.html
В эти дни либеральная общественность широко отмечает столетний юбилей, так называемого "великого писателя современности", он же "ум, честь и совесть" рукопажатых-А.Солженицына. Ну, что же-раз юбилей, значит надо отметить. Потому будут написаны несколько постов, посвящённых этому событию. В них будет рассказана биография А.И. Солженицына. Составлена она со слов и рассказов его самых близких людей и его самого.


Постановление было подписано начальником 4-го отдела Второго управления НКГБ СССР подполковником А. Я. Свердловым и заместителем наркома госбезопасности Б. З. Кобуловым. 31 января его утвердил заместитель Генерального прокурора СССР, главный военный прокурор А. П. Вавилов).

Из прокуратуры постановление было передано в Главное управление контрразведки (СМЕРШ) Народного комиссариата обороны СССР, которое тогда возглавлял В. С. Абакумов. Отсюда 2 февраля 1945 г. за подписью генерал-лейтенанта Бабича в контрразведку «Смерш» Второго Белорусского фронта ушла секретная телеграмма № 4146 о необходимости ареста А. И. Солженицына . Контрразведка фронта отдала соответствующее распоряжение котрразведке 48 армии. И 9 февраля 1945 г. на командном пункте 68-й Севско-Режицкой бригады, который располагался в Восточной Пруссии на побережье Балтийского моря в небольшом городке Вормдитт , А. И. Солженицын был арестован . Вот как повествует об этом сам Александр Исаевич: «Комбриг, — читаем мы „Архипелаге ГУЛАГ“, — вызвал меня на командный пункт, спросил зачем-то мой пистолет, я отдал, не подозревая никакого лукавства, — и вдруг из напряженной неподвижной в углу офицерской свиты выбежали двое контрразведчиков, в несколько прыжков пересекли комнату и, четырьмя руками одновременно хватаясь за звездочку на шапке , за ремень, за полевую сумку, драматически закричали : „Вы арестованы!“» …( источник: Солженицын А. И. Малое собрание сочинений. Т.5. М., 1991. С. 23 )
«На другой день после ареста, — пишет Александр Исаевич, — началась моя пешая Владимирка: из армейской контрразведки во фронтовую отправлялся этапом очередной улов. От Остероде до Бродниц гнали нас пешком» . Когда арестованные были построены, «сержант татарин» приказал Александру Исаевичу взять свой чемодан. Как же реагировал на это арестованный капитан Солженицын ? «Я — офицер. Пусть несет немец».  И сержант приказал арестованному немцу нести чемодан А. И. Солженицына.  «Немец, — вспоминал Александр Исаевич, — вскоре устал. Он перекладывал чемодан из руки в руку, брался за сердце, делал знаки конвою, что нести не может. И тогда сосед его в паре, военнопленный, Бог знает, что отведавший только что в немецком плену (а может быть, и милосердие тоже) — по своей воле взял чемодан и понес. И несли потом другие военнопленные, тоже безо всякого приказания конвоя. И снова немец. Но не я» …(источник: Солженицын А. И. Малое собрание сочинений. Т. 5. С. 123 )…Впечатляет ? И это ведь сам пишет Александр Исаевич, вспоминая подробности своего ареста
 В «Архипелаге» А. И. Солженицын дает яркое описание того, как перевозили заключенных: переполненные вагоны, грязь, холод, отсутствие воды, голодный паек, грубость конвоя и т. д.  А как этапировали его самого?
«После суток армейской контрразведки, после трех суток в контрразведке фронтовой,.. — пишет он, — я чудом вырвался вдруг и вот уже четыре дня еду как вольный, и среди вольных, хотя бока мои уже лежали на гнилой соломе у параши» . И далее: «На одиннадцатый день после моего ареста три смершевца-дармоеда… привезли меня на Белорусский вокзал Москвы» . И был доставлен на Лубянку.
Как же так? Оказывается, не всех арестованных этапировали. Некоторых доставляли со спецконвоем. Со спецконвоем, который состоял из трех смершевцев, в обычном плацкартном вагоне приехал в Москву и Александр Исаевич .
О ходе следствия можно судить главным образом на основании его собственных воспоминаний . Следствие вел помощник начальника 3-го отделения 11-го отдела 2-го Управления НКГБ СССР капитан государственной безопасности И. И. Езепов . По свидетельству А. И. Солженицына, вначале его поместили в одиночку, затем около 24 февраля перевели в общую камеру — № 67 , из нее — в камеру № 53 . Александр Исаевич называет шесть своих сокамерников (6), из них наиболее близко он сошелся с Арнгольдом Сузи— несостоявшимся кандидатом на пост министра эстонского правительства . Как явствует из опубликованных материалов, на первом допросе 20 февраля А. И. Солженицын отверг предъявленное ему обвинение . 26 февраля на вопрос И. И. Езепова с какой целью он хранил портрет Л. Д. Троцкого ( был изъят при аресте ) , Александр Исаевич заявил: «Мне казалось, что Троцкий идет по пути ленинизма». Сказать такое в 1945 г. означало подписать себе обвинительный приговор. На очередном допросе 3 марта последовало признание вины .
В первом издании «Архипелага» он написал о следствии по своему делу:
«Содержание наших писем давало по тому времени полновесный материал для осуждения нас обоих. Следователю моему не нужно было поэтому ничего изобретать для меня»  (источник: Солженицын А. И. Архипелаг ГУЛАГ. Т.1. Paris, 1973. С.144 ) . ( имеется ввиду переписка с Виткевичем ). Солженицын хочет показать, что он был настолько наивен, что не знал о существовании военной цензуры . Что письма с фронта проходят перлюстрацию. Но этого не может быть, так как на всех конвертах, уходящих во время войны из армии ставился штамп «Проверено военной цензурой» . И обнаружив письмо с антисоветскими высказываниями, цензор обязан был обратить на него внимание, в противном случае его могли обвинить в сокрытии криминальной информации со всеми вытекающими для него самого последствиями — статья 58–12 Уголовного кодекса РСФСР (недонесение) . В постановлении об аресте фигурировало обвинение в критике тов.Сталина .  Виткевич позже писал, что  затрудняется конкретно вспомнить, в чём заключалась критика…Более «откровенным» в этом отношении оказался А. И. Солженицын:
«…Я, — утверждает он, — не считаю себя невинной жертвой, по тем меркам. Я действительно к моменту ареста пришел к весьма уничтожающему мнению о Сталине, и даже с моим другом, однодельцем, (Виткевичем )мы составили такой письменный документ о необходимости смены государственного строя в Советском Союзе» . (источник: Солженицын А. И. Выступление по французскому телевидению. Париж, 9 марта 1976 // Солженицын А.И Публицистика. Т.2. Ярославль, 1996. С.385 )
«„Резолюция“ ( рукопись якобы изъятая, по словам Солженицына, у него при аресте
) эта, — читаем в «Архипелаге», — была — энергичная сжатая критика всей системы обмана и угнетения в нашей стране» . Раскрывая характер этой критики, Александр Исаевич уточнял, что советская система характеризовалась в названном документе как феодальная . А затем «Резолюция № 1» «как прилично в политической программе, набрасывала, чем государственную жизнь исправить» .
Далее, в «Резолюции» говорилось: «Наша задача такая: определение момента перехода к действию и нанесение решительного удара по послевоенной реакционной идеологической надстройке» . Завершалась «Резолюция» словами: «Выполнение всех этих задач невозможно без организации» . …(источник: Солженицын А. И. Телеинтервью компании «Останкино». 28 апреля 1992 г. // Солженицын А.И Публицистика. Т.3. С.377 )…И это пишет в своих бумагах офицер, находящийся в Действующей армии .
вспомним, как в студенческие годы он, клянясь в верности советской власти и ленинизму, пытался уклониться от военной службы, причем таким способом, на который решится не каждый, вспомним, как он надеялся пересидеть войну в обозе, как будучи курсантом, со страхом думал о возможности попасть под Сталинград, а, став командиром батареи, вел себя с подчиненными, стремясь выслужиться, бросал людей под пули, создал на батарее собственную гауптвахту

С существованием этой «резолюции» в ДВУХ экземплярах ( по словам Солженицына ), не всё так просто. Виткевич отрицал, что у него она была. Мало того, однажды он в интервью журналисту заявил: «Может и не было никакого второго экземпляра…» . Почему такое разночтение у Солженицына и Виткевича ? А вывод можно попробовать сделать, ознакомившись с приговорами Солженицыну и Виткевичу . Виткевич был осужден по ст.58-10. (58-10. Пропаганда или агитация, содержащие призыв к свержению, подрыву или ослаблению Советской власти или к совершению отдельных контрреволюционных преступлений (ст.58-2 — 58-9), а равно распространение или изготовление или хранение литературы того же содержания влекут за собой — лишение свободы на срок не ниже шести месяцев.Те же действия при массовых волнениях или с использованием религиозных или национальных предрассудков масс, или в военной обстановке, или в местностях, объявленных на военном положении: наказание аналогично статье 58-2. )
А при наличии же у него упоминаемого документа неизбежно было обвинение и по ст.58–11. (58-11. Всякого рода организационная деятельность, направленная к подготовке или совершению предусмотренных в настоящей главе преступлений, приравнивается к совершению таковых и преследуется уголовным кодексом по соответствующим статьям )…А это уже не призыв, а СОЗДАНИЕ антисоветской организации. К тому же на фронте.
Получил Солженицын по приговору 8 лет ИТЛ по 58–10-ч. II. Куда же отправили отбывать наказание Солженицына ? На Воркуту, Колыму… ? Совсем нет .  Александр Исаевич оказался в лагере, который находился под самой Москвой в поселке с оригинальным названием Новый Иерусалим. «Зона Нового Иерусалима — пишет А. И. Солженицын в «Архипелаге» — нравится нам, она даже премиленькая: она окружена не сплошным забором, а только переплетенной колючей проволокой, и во все стороны видна холмистая, живая, деревенская и дачная, звенигородская земля».  Лагерь обслуживал кирпичный завод. (источник: Солженицын А. И. Малое собрание сочинений. Т.5. С.112 )
Оказавшись на новом месте, Александр Исаевич дал знать об этом Туркиным, и 24 августа Вероника Николаевна сообщила Н. А. Решетовской о новом местонахождении ее мужа . В «Архипелаге» А. И. Солженицын нарисовал страшную картину лагерной жизни, которая отнимала у заключенных не только все время, но и все силы. В эту жизнь на восемь лет предстояло погрузиться и ему. Как же началось его хождение по мукам? По утверждению Натальи Алексеевны, ее муж написал ей письмо. В нем говорилось, что «он думает всерьез заняться изучением английского языка, просит привезти ему побольше чистой бумаги, карандашей, перьев, чернил в чернильницах — непроливайках, английские учебники и словари» . (источник: Решетовская Н. А. В споре со временем. С. 73 ) …Вот такое противоречие у Александра Исаевича в описании ГУЛАГа…Такое впечатление, что Александр Исаевич попал не за колючую проволоку, а в дом отдыха. Оказывается, хождение по мукам он начал с командирской должности — его назначили «сменным мастером глиняного карьера» .


  • «В конце августа, — отмечала Н. А. Решетовская, — муж писал, что с командирской должности уже слетел», «но в перспективе метил все-таки попасть „на какое-нибудь канцелярское местечко. Замечательно было бы, если удалось…“»…«Но я даже из Ростова не успела приехать, как адрес переменился. Тетя Вероника прямо на вокзале ошарашила меня: „Саня уже в самой Москве » . (источник: Решетовская Н. А. Александр Солженицын и читающая Россия. С.21 ) 9 сентября Александра Исаевича перевели из Нового Иерусалима в лагерь № 121, который находился в Москве на Калужской заставе. Сейчас это Ленинский проспект, д.30, площадь Ю. А. Гагарина .
     По прибытии на новое место А. И. Солженицын был назначен «заведующим производством». Комментируя это назначение, он пишет: «Прежде меня тут не было и должности такой» . В связи с этим он поселился не вместе со всеми заключенными в лагерном бараке, а в так называемой «комнате придурков», так в лагерях именовали заключенных, занимавших «теплые местечки» .
    В новой должности А. И. Солженицын пробыл недолго. Сменился начальник лагеря, начались кадровые перестановки и «на вторую неделю — пишет Александр Исаевич, — меня с позором изгнали на общие» работы. …Вот ведь, пИчалька ! Будущий нобелевский лауреат и вдруг маляр… Так он стал маляром. Однако несмотря на «позор» его оставили в «комнате придурков» .  А «как-то ночью», вспоминает А. И. Солженицын, увели одного из ее обитателей, бывшего нормировщиком, «не теряя времени, я на другое же утро устроился помощником нормировщика» . …Хоть в балет, хоть в кордебалет-лишь бы не на общих работах. И хоть, какая-то, но власть…(источник: Солженицын А. И. Малое собрание сочинений. Т.6. С.182   ) .
     В «Архипелаге» «придурки» подразделены на две группы: зонных и производственных . «Трудно, трудно, — пишет А. И. Солженицын, — зонному придурку иметь неомраченную совесть. А еще ведь вопрос — и о средствах, какими он своего места добился. Тут редко бывает неоспоримость специальности, как у врача (или как у многих производственных придурков). Бесспорный путь — инвалидность. Но нередко покровительство кума» …(!!!) Кличка «кум» в местах заключения обозначает офицера, который обязан следить за настроениями в лагере и по этой причине имеет осведомителей из числа заключенных. Подчеркивая, что покровительство «кума» открывало путь к занятию должностей зонных «придурков», Александр Исаевич тем самым дает понять, что к нему это не относилось, так как он принадлежал к числу производственных «придурков».

Однако администрация лагеря нуждалась в том, чтобы иметь «глаза и уши» не только в зоне, но и за ее пределами.  И в «Архипелаге» Солженицына  мы можем прочитать, как однажды на Калужской заставе пригласил к себе лагерный «кум» Александра Исаевича и предложил ему стать осведомителем . Солженицын пишет, что на протяжении нескольких часов «кум» всячески уговаривал его и вырвал согласие на сотрудничество только потому, что пошел на удовлетворение его условия — сообщать информацию лишь о готовящихся побегах . …Однако, есть большие сомнения, что опер потратил так много времени на вербовку Солженицына . … Вряд ли, у осведомителей есть специализация. Сомнительно и то, что подписав обязательство о сотрудничестве и получив оперативную кличку «Ветров», Александр Исаевич, если верить ему, ни разу не дал своему куратору никаких сведений .
агент «Ветров» докладывает в особый отдел лагеря .

«А тут, — пишет он, — меня по спецнаряду министерства выдернули на шарашку. в наш лагерь, — пишет А. И. Солженицын, — приехал какой-то тип и давал заполнять учетные карточки ГУЛАГа… Важнейшая графа там была „специальность“. И чтоб цену себе набить, писали зэки самые золотые гулаговские специальности: „парикмахер“, „портной“, „кладовщик“, „пекарь“. А я прищурился и написал: „ядерный физик“. Ядерным физиком я отроду не был, только до войны слушал что-то в университете, названия атомных частиц и параметров знал — и решился написать так. Был 1946 г., атомная бомба была нужна позарез. Но я сам той карточке значения не придал, забыл» . …Лукавит, Александр Исаевич.  Хотя Александр Исаевич учился на физико-математическом факультете, но, как мы знаем, закончил университет только с одной специальностью — «преподаватель математики» . Поэтому если бы в НКВД (в 1946 г. он был переименован в МВД) обратили внимание на него как на ядерного физика, обман обнаружился бы сразу. Следовательно, или весь эпизод с анкетой придуман, или же данная профессия была указана А. И. Солженицыным под чью-то диктовку.Между тем, если верить Александру Исаевичу, история с анкетой имела продолжение. Его этапировали с лагеря на Калужской заставе, сначала на Бутырку, где он оказался якобы случайно в одной камере ( случайно ли ? ) с Тимофеевым-Ресовским. Известный русский биолог-генетик, он долгое время работал в Германии, стал невозвращенцем, принял участие в германском атомном проекте. После разгрома фашистской Германии был арестован и брошен в лагерь, но там разыскан и доставлен в Москву. Летом 1946 г. он ожидал здесь отправки на Урал, где должен был возглавить биологическую лабораторию, связанную с советским атомным проектом . 27 сентября несостоявшийся «ядерный физик» был отправлен не на Урал вместе с Н. В. Тимофеевым-Ресовским, а в Рыбинск  .

В Рыбинске находилось отделение знаменитой авиационной туполевской «шарашки»  . Здесь А. И. Солженицын пробыл менее полугода . 21 февраля 1947 г. Александра Исаевича вернули в Москву  . …!!! Странные командировки для з\к. До столицы он снова добирался в плацкартном вагоне в сопровождении спецконвоя. …а как же столыпинские вагоны, этапы… так живописно описанные Александром Исаевичем ? Ну да, это для остальной публики

Оказавшись в Бутырской тюрьме, на этот раз он провел в ней не более месяца . «В марте 1947 г., — писала Наталья Алексеевна, — Саню переводят в Загорск»  .  В Загорске тоже находилась «шарашка». В ней А. И. Солженицын пробыл около трех месяцев. За это время он успел побывать и математиком, и в библиотекарем, и переводчиком, и даже В Загорске тоже находилась «шарашка». В ней А. И. Солженицын пробыл около трех месяцев. За это время он успел побывать и математиком, и в библиотекарем, и переводчиком, и даже экспертом по научно-техническим изобретениям  . … Опять краткосрочные командировки и множество разнообразных должностей .  Даже-эксперт по научно-техническим изобретениям !!! …Помним о «Ветрове». Летом 1947 г. в очередной раз спецконвой доставил А. И. Солженицына в Москву …не обычный этап, а опять спецконвой вскоре его отправили в новую «шарашку», которая именно в это время была переведена из Ногинска в Марфино (тогдашнее предместье Москвы, современное Останкино) . Так 9 июля А. И. Солженицын снова оказался в столице . Среди тех, с кем А. И. Солженицын сошелся наиболее близко следует назвать Сергея Михайловича Ивашева–Мусатова, Льва Зиновьевича Копелева и Дмитрия Михайловича Панина. И там происходит странный случай . Весной 1950 года Солженицына отправляют с курортных условий «шарашки» в лагерь на Восток .
Что же произошло?
Н. А. Решетовская, явно со слов мужа, писала, что в «шарашке» Александр Исаевич стал все больше и больше заниматься своими делами в ущерб государственным. Это было замечено, и его отправили в лагерь: «Монотонная работа, — утверждала она, — которую Саня должен был выполнять год за годом, — становилась постылой, забрасывалась. Он все больше внимания уделял своим делам… А какому начальству нужен такой зэк? В результате… муж убыл на восток» . Во-первых, выполняемая в «шарашке» работа была не «монотонной», а творческой, а во-вторых, можно подумать, что работа в лагере была интереснее и приятнее. Сам А. Солженицын предложил три версии своего расставания с «шарашкой», что уже само по себе показательно.
Одна из них нашла отражение в «Архипелаге»: «…Я вдруг потерял вкус держаться за эти блага. Я уже нащупывал новый смысл тюремной жизни… Дороже тамошнего сливочного масла и сахара мне стало — распрямиться», и я «казенную работу нагло перестал тянуть» . Оказывается, в лагерях не нужно было «тянуть» «казенную работу» и можно было «распрямиться». Правда, это видел и понимал только А. И. Солженицын. Остальные заключенные, которым был доступен только старый «смысл тюремной жизни», называли лагеря «каторгой», а «шарашки» — «райскими островами». Непонятно лишь, зачем открывший «новый смысл тюремной жизни» Александр Исаевич написал свой «Архипелаг»? По другой версии, которая нашла отражение в воспоминаниях Л. З. Копелева в 1950 г. А. И. Солженицыну было предложено перейти в из акустической лаборатории в математическую группу, он отказался и за это вообще был удален с шарашки .  Это объяснение тоже вызывает сомнения. Во-первых, вряд ли бы А. И. Солженицын, который был и математиком, и библиотекарем, и техническим экспертом, и переводчиком, стал рисковать своим положением по такому поводу . Уже в эмиграции А. И. Солженицын предложил третью версию: «…я в артикуляционной группе лепил безжалостные приговоры престижным секретным телефонным системам и за то загремел в лагеря» .
 Отправили Солженицына в СтепЛаг, в Экибастуз. «Экибастузский лагерь, — пишет А. И. Солженицын, — был создан за год до нашего приезда — в 1949 году, и все тут так и сложилось по подобию прежнего, как оно было принесено в умах лагерников и начальства. Были комендант, помкоменданта и старшие бараков, кто кулаками, кто доносами изнимавшие своих подданных. Был отдельный барак придурков, где на вагонках и за чаем дружески решались судьбы целых объектов и бригад. Были (благодаря особому устройству финских бараков) отдельные „кабины“ в каждом бараке, которые занимались по чину, одним или двумя привилегированными зэками. И нарядчики били в шею, и бригадиры — по морде, и надзиратели — плетками. И подобрались наглые мордастые повара. И всеми каптерками завладели свободолюбивые кавказцы. А прорабские должности захватила группка проходимцев, которые считались все инженерами. А стукачи исправно и безнаказанно носили свои доносы в оперчасть. И, год назад начатый с палаток, лагерь имел уже и каменную тюрьму, — однако еще не достроенную и потому сильно переполненную, очереди в карцер с уже выписанным постановлением приходилось ожидать по месяцу и по два — беззаконие да и только» . (источник: Солженицын А. И. Малое собрание сочинений. Т.7. С. 50–51 )
 Из своих новых знакомых А. И. Солженицын называет Павла Баранюка и Владимира Гершуни . «Мы, — вспоминает Александр Исаевич, — четверть сотни новоприбывших, большей частью западные украинцы, сбились в одну бригаду, и удалось договориться с нарядчиком иметь бригадира из своих — того же Павла Баранюка. Получилась из нас бригада смирная, работающая… Дней несколько мы считались чернорабочими, но скоро объявились у нас каменщики — мастера, а другие взялись подучиться и так мы стали бригадой каменщиков» .

Н. А. Решетовской приводится фрагмент из письма Александра Исаевича от 14 марта 1952 г., в котором говорилось: «По приезде осень, зиму и весну работал я каменщиком, натерпелся горюшка от холода (лютая была зима), но зато научился хоть одной трудовой специальности» . Вначале А. И. Солженицын осваивал профессию каменщика на строительстве жилого дома, потом их бригаду перебросили на строительство БУРа (барак усиленного режима) в самом лагере. Здесь Александр Исаевич работал в сентябре-октябре 1950 г. Затем его перевели на строительстве ТЭЦ , а оттуда не позднее 19 января 1951 г. — в автомастерские, в бригаду Д. М. Панина . «В бригаде Панина…  — вспоминал С. Бадаш — ходил зэк — нормировщик постоянно с папочкой нормативных справочников, — это был Саша Солженицын» . После того, как Д. М. Панина перевели на инженерную должность, по одним данным, весной , по другим — «с начала лета Саня работал уже бригадиром» .
 Летом 1951 г. в лагерь прибыло около двух тысяч бандеровцев, общая численность заключенных достигла пяти тысяч. По свидетельству А. И. Солженицына, сразу же после этого началась охота за осведомителями, по лагерю прокатилась волна убийств . К концу декабря Степлаг был разделен высоким, четырехметровым забором на две зоны, после чего в воскресенье, 6 января 1952 г., началась пересортировка заключенных. В одной зоне было оставлено около двух тысяч украинцев, в другую переведены остальные, среди них и Александр Исаевич. В этой второй зоне находился БУР. Сюда стали переводить бандеровцев, подозревавшихся в убийствах.  В таких условиях вечером 22 января было совершено нападение на БУР. В ответ заговорили пулеметы. В зону вошли автоматчики и стали загонять заключенных в бараки. Все, кто не успел попасть в бараки до их закрытия, были арестованы как участники беспорядков. В это время Александр Исаевич и возглавляемая им бригада находились в столовой и участия в волнении не принимали .
 Давая хронику тех событий, А. И. Солженицын пишет: «Стрельба охраны по безоружному лагерю и избиение беззащитных 22 января 1952 г… 23 января — частично начали забастовку те бараки, где есть убитые». В этот день на работу вышла только бригада А. И. Солженинцына, которая трудилась в механических мастерских. На следующий день она тоже осталась в бараке, в результате чего забастовка стала всеобщей. «24-25-26 января — продолжает Александр Исаевич, — три дня голодовки–забастовки всего лагпункта. 27-го — мнится победа, администрация заявляет, что требования будут выполнены. 28-го — опрос требований и собрание бригадиров» .
А когда 29 января бараки были открыты и заключенные вернулись на работу, Александр Исаевич исчез.
«Это, — пишет он, — был мой последний бригадирский день, у меня быстро росла запущенная опухоль, операцию которой я давно откладывал на такое время,когда, по-лагерному, это будет „удобно“. В январе и особенно в роковые дни голодовки опухоль за меня решила, что сейчас — удобно, и росла почти по часам. Едва раскрыли бараки, я показался врачам и меня назначили на операцию» . Позднее он напишет: «29-го января я ухожу в больницу на операцию раковой опухоли» .

Дело о массовых неповиновениях в лагере .

И ещё странность-до бунта в лагере Солженицын проходил  под одним лагерным номером, а по выходе из больницы — под другим. «Весь Экибастуз, — пишет он, — я проходил с номером Щ-232, в последние же месяцы приказали мне сменить на Щ-262. Эти номера я и вывез тайно из Экибастуза, храню и сейчас» . И есть версия, что никакого заболевания раком, и следовательно никакой операции не было . Раковая опухоль и сейчас очень трудноизлечимое заболевание, а в те годы, да ещё в условиях лагерной медицины…
 27 декабря 1952 г. 9-е Управление МГБ СССР подписало «наряд № 9/2 — 41731», на основании которого  А. И. Солженицын был отправлен в ссылку  .
…………………………….. Так закончились лагерные эпопеи для Солженицына. А дальше была смерть Сталина, 20-съезд.. развенчание «культа личности… Александр Исаевич напишет свой «Один день Ивана Денисовича»…и «Архипелаг Гулаг».

И призовёт нас всех жить не по лжи !

Но это уже совсем другая история…

В материалах использована книга А. Островского "Прощание с мифом"

Tags: Солженицын, либералы, русофобы
Subscribe
promo an_park july 16, 19:27 93
Buy for 40 tokens
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments