amarok_man (amarok_man) wrote,
amarok_man
amarok_man

Category:

Я убит подо Ржевом

Подо Ржевом появится мемориал советскому солдату. Тридцатиметровый бронзовый солдат на фоне разрушенного города - примерно так будет выглядеть памятник. Лучший проект выбирали целый год из нескольких десятков присланных заявок. Победивший в конкурсе скульптор Андрей Коробцов уже начал работу и говорит, что самое сложное в проекте - не размер изваяния. Передать взгляд и подобрать точные черты лица - самое трудное, по его словам, при создании будущей скульптуры.


«Мне хочется сделать молодого солдата, но чтобы в лице читалось, что он прошел войну», - рассказал «Звезде» Коробцов.
На счету мастера десятки работ, но именно эту он называет главной в своей жизни. Бронзовое изваяние солдата, в первоначальной версии облеченное в шинель, со временем поменявшуюся на армейскую плащ-палатку, внешне напоминает автора «Василия Теркина».
«Лично меня вдохновляло стихотворение Твардовского "Я убит подо Ржевом". И хотелось как раз в скульптуре показать дух солдата, павшего на поле боя. Лично для меня это дань памяти людям, защищавшим нашу Родину. И мне таким образом хочется отблагодарить их», - рассказал скульптор, член Московского союза художников Андрей Коробцов.

https://tvzvezda.ru/news/vstrane_i_mire/content/201811081811-4yek.htm

А сейчас камень, а точнее - мини-памятник в виде куска бетона со звездой из кортеновской стали, установлен на поле близ поворота с федеральной трассы М-9 "Балтия" на деревню Хорошево. Крупные цифры "1942 - 1943" на звезде ориентируют безошибочно: именно здесь в 2020 году, к 75-летию Победы, должен появиться давно востребованный исторической памятью монумент, посвященный сотням тысяч бойцов, погибших и раненных в кровопролитных боях подо Ржевом - одних из самых страшных не только в отечественной, но и мировой истории.

История в камне
Подо Ржевом появится мемориал советскому солдату
Камень, а точнее - мини-памятник в виде куска бетона со звездой из кортеновской стали, установлен на поле близ поворота с федеральной трассы М-9 "Балтия" на деревню Хорошево. Здесь будет сооружён монумент, посвящённый памяти советских солдат. погибших подо Ржевом.

С января 1942 по март 1943 года в четырех наступательных операциях советских войск Западного и Калининского фронтов против немецкой группы армий "Центр" в районе Ржевско-Вяземского выступа советские войска потеряли около 400 тысяч человек убитыми, пропавшими без вести и пленными. Общие же потери, включая раненых, по разным оценкам, составили  1,1 - 1,3 миллиона человек.

30 лет в Тверской области на месте тех сражений отряды добровольцев занимаются поиском незахороненных солдат Великой Отечественной, устанавливают их личности, чтобы потом со всеми воинскими почестями предать останки земле. За это время, по данным облправительства, было перезахоронено 60 тысяч героев, установлено около пяти тысяч имен пропавших без вести солдат и офицеров.

И посмотрите замечательный и душевный фильм о поисковиках. Об их работе. И о солдатах, погибших в "...подо Ржевом, в безымяном болоте". Он совсем небольшой.

Светлая Память нашим солдатам. погибшим на Великой Отечественой войне !

Tags: ВОВ, Ржев, герои, памятники, поисковики
Subscribe

Posts from This Journal “ВОВ” Tag

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 29 comments
адская трагедия и я не понимаю, отчего там до сих пор нет достойного мемориала с монументом.
брат моей бабушки был очень тяжело ранен там, но выжил.
а писем не было долго, и уже бабушка стала молчаливой и потемнела лицом, думая, что погиб.

потом освобождал Крым, брал Вену и после Победы ещё и в Монголию служить отправили, так и проехал поездом через город, где вся родня на тот момент жила (Челябинск) - без остановки.

Я убит подо Ржевом
Я убит подо Ржевом,
В безымянном болоте,
В пятой роте,
На левом,
При жестоком налете.


Я не слышал разрыва
И не видел той вспышки, —
Точно в пропасть с обрыва —
И ни дна, ни покрышки.


И во всем этом мире
До конца его дней —
Ни петлички,
Ни лычки
С гимнастерки моей.


Я — где корни слепые
Ищут корма во тьме;
Я — где с облаком пыли
Ходит рожь на холме.


Я — где крик петушиный
На заре по росе;
Я — где ваши машины
Воздух рвут на шоссе.


Где — травинку к травинке —
Речка травы прядет,
Там, куда на поминки
Даже мать не придет.


Летом горького года
Я убит. Для меня —
Ни известий, ни сводок
После этого дня.


Подсчитайте, живые,
Сколько сроку назад
Был на фронте впервые
Назван вдруг Сталинград.


Фронт горел, не стихая,
Как на теле рубец.
Я убит и не знаю —
Наш ли Ржев наконец?


Удержались ли наши
Там, на Среднем Дону?
Этот месяц был страшен.
Было все на кону.


Неужели до осени
Был за н и м уже Дон
И хотя бы колесами
К Волге вырвался о н?


Нет, неправда! Задачи
Той не выиграл враг.
Нет же, нет! А иначе,
Даже мертвому, — как?


И у мертвых, безгласных,
Есть отрада одна:
Мы за родину пали,
Но она —
Спасена.


Наши очи померкли,
Пламень сердца погас.
На земле на проверке
Выкликают не нас.


Мы — что кочка, что камень,
Даже глуше, темней.
Наша вечная память —
Кто завидует ей?


Нашим прахом по праву
Овладел чернозем.
Наша вечная слава —
Невеселый резон.


Нам свои боевые
Не носить ордена.
Вам все это, живые.
Нам — отрада одна,


Что недаром боролись
Мы за родину-мать.
Пусть не слышен наш голос,
Вы должны его знать.


Вы должны были, братья,
Устоять как стена,
Ибо мертвых проклятье —
Эта кара страшна.


Это горькое право
Нам навеки дано,
И за нами оно —
Это горькое право.


Летом, в сорок втором,
Я зарыт без могилы.
Всем, что было потом,
Смерть меня обделила.


Всем, что, может, давно
Всем привычно и ясно.
Но да будет оно
С нашей верой согласно.


Братья, может быть, вы
И не Дон потеряли
И в тылу у Москвы
За нее умирали.


И в заволжской дали
Спешно рыли окопы,
И с боями дошли
До предела Европы.


Нам достаточно знать,
Что была несомненно
Там последняя пядь
На дороге военной, —


Та последняя пядь,
Что уж если оставить,
То шагнувшую вспять
Ногу некуда ставить...


И врага обратили
Вы на запад, назад.
Может быть, побратимы.
И Смоленск уже взят?


И врага вы громите
На ином рубеже,
Может быть, вы к границе
Подступили уже?


Может быть... Да исполнится
Слово клятвы святой:
Ведь Берлин, если помните,
Назван был под Москвой.


Братья, ныне поправшие
Крепость вражьей земли,
Если б мертвые, павшие
Хоть бы плакать могли!


Если б залпы победные
Нас, немых и глухих,
Нас, что вечности преданы,
Воскрешали на миг.


О, товарищи верные,
Лишь тогда б на войне
Ваше счастье безмерное
Вы постигли вполне!


В нем, том счастье, бесспорная
Наша кровная часть,
Наша, смертью оборванная,
Вера, ненависть, страсть.

Наше все! Не слукавили
Мы в суровой борьбе,
Все отдав, не оставили
Ничего при себе.


Все на вас перечислено
Навсегда, не на срок.
И живым не в упрек
Этот голос наш мыслимый.


Ибо в этой войне
Мы различья не знали:
Те, что живы, что пали, —
Были мы наравне.


И никто перед нами
Из живых не в долгу,
Кто из рук наших знамя
Подхватил на бегу,


Чтоб за дело святое,
За советскую власть
Так же, может быть, точно
Шагом дальше упасть.


Я убит подо Ржевом,
Тот — еще под Москвой...
Где-то, воины, где вы,
Кто остался живой?!


В городах миллионных,
В селах, дома — в семье?
В боевых гарнизонах
На не нашей земле?


Ах, своя ли, чужая,
Вся в цветах иль в снегу...


Я вам жить завещаю —
Что я больше могу?


Завещаю в той жизни
Вам счастливыми быть
И родимой отчизне
С честью дальше служить.


Горевать — горделиво,
Не клонясь головой.
Ликовать — не хвастливо
В час победы самой.


И беречь ее свято,
Братья, — счастье свое, —
В память воина-брата,
Что погиб за нее.

1945-1946