amarok_man (amarok_man) wrote,
amarok_man
amarok_man

По острым иглам яркого огня...Грустная судьба веселого мима Бориса Амарантова...

Те кто постарше наверняка помнят этого яркого артиста, с его красочнми мим-выступлениями под солнечную музыку. Борис Амарантов...Сейчас о нем мало кто вспоминает. А ведь он был очень популярным. И вдруг в самом расцвете своей артистической карьеры он исчез с концертных программ и с экранов телевизора. А ушел он из жизни в 46 лет, при непонятных обстоятельствах, которые до сих пор остаются неразгаданными.


Борис родился в предвоенное время 19 сентября 1940 года в семье московского священника и воспитывался в консервативных традициях. Несмотря на строгость воспитания, мальчик рос открытым и общительным, он с детства тянулся к творчеству и писал стихи.

Поворотным в его биографии стал вечер на ёлке в Кремле, когда он увидел жонглера. С этого момента Борис твердо знал, что это и есть его настоящее призвание. С этого момента Борис твердо знал, что это и есть его настоящее призвание. У него с детства было потрясающее трудолюбие.
Самостоятельно отточив технику жонгляжа, Борис стал устраивать представления для одноклассников, участвовать в самодеятельности, а потом сделал попытку поступить в Государственное эстрадно-цирковое училище. Однако раз за разом проваливал вступительные экзамены.
И лишь на шестой раз поступление удалось, благодаря случаю. Входивший в комиссию Енгибаров предложил Борису пять минут продержать на носу ложечку. Упрямый молодой человек держал ее двадцать минут (!!!), и его приняли.
В 1962 году Борис Амарантов окончил ГУЦЭИ, с дипломным номером «Ке-ля-ля», поставленным режиссером Сергеем Каштеляном. Его выступление произвело фурор на «Голубом огоньке» и сразу же сделало молодого артиста известным на всю страну.

На тот момент в репертуаре Амарантова было всего 3 этюда: «Клоун в итальянском цирке», «Атомщик доигрался» и «Рассеянный жонглер», однако его с удовольствием приглашали принять участие в различных концертных программах.

Ещё до получения диплома Борис Амарантов принял участие в Восьмом всемирном фестивале молодежи и студентов, который проходил в городе Хельсинки.

В миниатюре «Атомщик доигрался» использовались 2 музыкальных фрагмента: лирическая песня и композиции в стиле рокабилли. Их противопоставление создавало необычную атмосферу на сцене и заставляло зрителей задуматься о хрупкости мира, находящегося на шаг от еще одной глобальной войны.

После хельсинкского триумфа Амарантова стали часто посылать на международные гастроли. Молодого артиста ожидал успех и на родине. Амарантова стали посылать за границу на конкурсы и фестивали. И Борис неизменно возвращался лауреатом и всеобщим любимцем. Он гастролировал в Японии, Швеции, Болгарии, ГДР, на Кубе, и везде публика устраивала ему овацию.

В цирке он проработал недолго – с 1962 по 1964 год, но успел выступить со своими яркими этюдами, поставленными Каштеляном, в грандиозной пантомиме «Карнавал на Кубе». С середины 1960-х годов Амарантов работал на эстраде в объединении «Росконцерт». Без его участия не проходил ни один правительственный концерт, ни один «Голубой огонек» 1960-70 годов.
Амарантов с успехом снялся в кино, где сыграл одну из главных ролей – итальянского актера-контрабандиста Лоримура – в фильме «Попутного ветра, «Синяя птица».
Вот пантомима из этого фильма:

Через три года  Амарантов  сыграл в еще одной музыкальной киноэкранизации «Любовь к трём апельсинам». В этом фильме вместе с ним играли  В. Басов, С. Мартинсон, И. Рутберг, И. Печерникова, Б. Сичкин. В 1974-м году артист последний раз сыграл мима в комедии «Большой аттракцион». В этом фильме снялись звезды советского экрана  Наталья Варлей, Георгий Вицин, Майя Менглет, Евгений Моргунов, Татьяна Пельтцер.

Сейчас кажется удивительным, что в те времена вовсе не певцы и хоры завершали грандиозные концерты в Кремлёвском дворце съездов, а именно Борис Амарантов, эстрадник, пантомимист и жонглер.
Став звездой мирового уровня, Борис так и не научился ни отстаивать себя, ни плести интриги, ни отслеживать подводные течения вокруг. С его самоотдачей и темпераментом, идеализмом и творческой фантазией, он довольно быстро узнал, что такое зависть и ненависть.

Амарантов создает собственный Театр пантомимы, заручившись поддержкой двух крупных кинорежиссёров — Григория Чухрая и Марка Донского. Поставленный Чухраем и Амарантовым спектакль "Чудеса в саквояже" имел большой успех и шёл в знаменитом московском клубе "Каучук". Для этого спектакля написала цикл стихов Белла Ахмадуллина. Но потом появились желающие прибрать к рукам и этот театр, снова начались интриги. Театр несколько раз закрывали. Самого Амарантова уволили. Он был вынужден работать сторожем, чтобы заработать на кусок хлеба. А затем вступил в рутинную и изматывающую переписку с председателем Верховного Совета СССР Николаем Подгорным.
От безысходности Амарантов решил эмигрировать. Он написал прошение о разрешении покинуть страну, также он отказался от советского гражданства. В конце лета семьдесят седьмого года ему дали положительный ответ, и он уехал за границу. В Америку Борис попал несколько месяцев спустя, но найти себя в этой стране не смог. Через некоторое время разочарованный артист уехал в Париж. Чтобы «не выпасть из обоймы» посещал занятия, и перенимал опыт у Марселя Марсо.

Однако вписаться в капиталистический образ жизни Амарантов так и не смог. Артист хотел творить и экспериментировать, а от него требовали исполнять в угоду коммерческой выгоде, примитивные номера.

Он сильно тосковал по Родине. Когда началась перестройка Борис решил вернуться. Он восстановил гражданство и приехал в Москву. Однако оказалось, что там его никто не ждал. Особенно больно сделал ему давний друг — Сергей Каштелян. Тот не только не захотел ему помочь, но и в буквальном смысле слова спустил с лестницы. Сестра, проживающая в его квартире, всем видом показывала, что он ей не нужен. Актеру было негде, не на что жить.

Третьего марта восемьдесят седьмого года (прошло нескольких дней после возвращения из Франции), талантливый артист скончался. О причине смерти Амарантова родственники и врачи говорить отказались.

Борис Георгиевич похоронен рядом с мамой на Востряковском кладбище.

Стихотворение Бориса Амарантова "Признание"

Огня так мало в мире суетливом,
И всполохов не хватит для венца.
Я в этот век почти что был счастливым,
Но все ж не получилось до конца…
Так мало мне для счастья не хватило:
Услышать просто добрые слова,
Немного храбрости, немного больше силы,
И чтобы мать еще была жива…
Наверно, многого я требую от бога,
И у него есть собственный лимит –
Для каждого из нас совсем немного
Сюрпризов он за пазухой хранит…
Наверно, мы и сами виноваты,
Растратчики дарений и призов,
Таланты закопавшие когда-то
И сердца не услышавшие зов…

Tags: СССР, ТВ, кино, шоу
Subscribe

Posts from This Journal “кино” Tag

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Posts from This Journal “кино” Tag